«Голос улицы»: опрос участников протестных акций в Беларуси — 31 августа - 6 сентября

09.09.2020
Оксана Шелест

Исследователи независимого беларусского think tank Центр европейской трансформации (Минск) продолжают опрашивать участников акций протеста.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

См. также:

Выводы и наблюдения — без претензии на репрезентативность, строятся на сочетании анализа полуструктурированных интервью (за неделю в Минске было собрано 61 интервью), анализа СМИ и включенного наблюдения на акциях.

1. Формы и интенсивность протестных акций в Минске

«Силовой фон»

Предыдущая неделя (24-30 августа) характеризовалась атмосферой устрашения с использованием тактики точечных задержаний, жесткие массовые задержания возобновились уже во время проведения «Марша мира и независимости» 30 августа. Описываемая нами неделя (31 августа — 6 сентября) характерна ужесточением давления на протестующих в разных формах.

Начало недели было отмечено давлением на Католическую церковь в Беларуси: запретом на въезд в страну митрополиту Кондрусевичу, являющемуся гражданином Республики Беларусь, тайной заменой замков во входных дверях минского Красного костела.

Еще 31 августа двое активистов стачкома БГУ были осуждены на 15 суток. С 1 сентября начались выступления студентов, которые с самого начала сопровождались жестокими задержаниями, попытками разгона акций, сотрудники ОМОНа присутствовал в зданиях университетов, несколько студентов подверглись брутальному задержанию прямо в здании МГЛУ.

На описываемой нами неделе началось целенаправленное давление на айтишников, стали производиться разгоны «цепей солидарности» возле ПВТ, которые раньше собирались беспрепятственно, были заведены уголовные дела на четырех сотрудников ИТ-кампании PandaDoc, выступившей с инициативой переобучения силовиков, увольняющихся со службы.

Усилилось давление на Координационный совет (КС), создание которого было инициировано Светланой Тихановской: двое членов президиума КС — Сергей Дылевский и Ольга Ковалькова — получили сроки административного ареста, далее Ольгу Ковалькову беларусские спецслужбы просто-напросто насильно выдворили из страны, было возбуждено уголовное дело против еще одного члена президиума КС Лилии Власовой, под угрозой уголовного преследования страну был вынужден покинуть член президиума КС Павел Латушко.

Журналистов, которым и в предыдущие недели силовики активно препятствовали в осуществлении профессиональной деятельности при освещении акций протестов, стали задерживать и доставлять в РУВД для «проверки документов и аккредитации», однако после их отпускали. Кроме того, журналистов начали привлекать к административной ответственности по обвинению в якобы «участии» и даже «координации» протестных акций.

Увеличилось число задержаний протестующих во время акций и особенно по них окончании. При этом в течение прошедшей недели все чаще «задержания» (больше похожие на похищения) производились т.н. «тихарями» — сотрудниками силовых структур, одетых в штатское, в масках и балаклавах, передвигающихся по городу в машинах без номерных знаков. Апогеем новой «тактики» стали события во воскресного «Марша единства» (6 сентября), когда еще до начала акции было осуществлено несколько разгонов колонн манифестантов, шедших с окраин в центр Минска, что сопровождалось жесткими задержаниями протестующих, а уже по завершении марша — преимущественно силами «тихарей» — был осуществлен демонстративно жесткий разгон с задержаниями расходящихся с акции людей.

Формы и интенсивность акций

Акции протеста продолжались в течение всей недели, в традиционных или несколько видоизмененных формах.

По-прежнему каждый вечер люди собирались на площади Независимости. В описываемую неделю на этих акциях стало больше песен, танцев, хороводов, особым событием стала служба в Красном костеле, появилась традиция «уходить» с площади вдоль проспекта Независимости одной колонной и даже «сцепкой».

По вечерам собирались локальные акции, причем их начало становиться все больше, и они стали разнообразнее. Кроме традиционных «цепей солидарности», которые выстраивались в разных районах Минска, люди стали устраивать «мини-марши» в своих районах, распространилась мода на вечерние «дворовые встречи», которую, по-видимому, задал двор на улице Червякова (неофициально переименованный в «площадь Перемен»). Люди собираются на более-менее обширных пространствах в своих районах, устраивают вечера с песнями, общением, показом мультфильмов для детей.

Продолжаются «песенные акции» в торговых центрах и других людных местах.

Новыми на описываемой неделе стали студенческие акции протеста, которые начались с 1 сентября. Не смотря на жесткие действия силовиков, студенты разных университетов смогли собраться в общую колонну, которая прошла более 20 км по Минску, обходя кордоны ОМОНа, стремясь дойти до Министерства образования. В последующие дни проходили различные локальные акции студентов (акции солидарности, собрания-манифестации в университетах, песенные акции), а также акции солидарности выпускников университетов. Акции и выступления студентов прошли в БНТУ, МГЛУ, БГУИР, БГЭУ, БГТУ, БГУ, МИТСО, БГУКИ, БГАМ. Кроме того, студенты беларусских вузов стали массово выходить из БРСМ, появляются сообщения об очередях, которые выстраиваются в отдельных университетах для подачи заявлений о выходе.

Несколько акций солидарности прошли в связи с задержанием журналистов.

«Женские акции». 2 сентября прошла женская акция «против фашизма» у Стеллы «Минск — город-герой», которая переросла в марш вдоль проспекта Победителей. Еще одним форматом, претендующим на статус традиционного, становится «Женский марш», который в очередной раз прошел 5 сентября, в субботу, и снова собрал не менее 10 тыс. участниц. Кроме того, в тот же день «женские марши» прошли в Гомеле и Лиде.

Наконец, воскресный «Марша единства» (6 сентября), несмотря на все препятствия, собрал в Минске не менее 200 тыс. участников. Первоначальный сбор вновь был назначен на площади Независимости, в этот раз разгоны и задержания начались еще до начала общей акции. Участок от площади Независимости до ГУМа был заблокирован и движение людей пошло по сценарию прошлого воскресенья: мимо «фотозоны» возле ГУМа с водометами, «космонавтами» и мигалками, люди шли к площади Свободы и по проспекту Победителей до цепи силовиков, блокирующих подходы к Дворцу Независимости. Основная часть акции заключалась в «гуляниях» по всему этому пространству, в этот раз многие подходы к нему были блокированы. Когда люди стали расходиться и их осталось сравнительно немного, силовики оттеснили людей от Дворца Независимости и устроили жесткий разгон с «охотой» и задержаниями по всему пространству «марша».

«Марши единства» прошли также во многих городах Беларуси и, к сожалению, также сопровождались жестокими массовыми задержаниями их участников.

2. Характер акций и состав участников

Прошедшая неделя сопровождалась обострением борьбы за присутствие в городе БЧБ-символики. Коммунальные службы, МЧС, милиция и «тихари» пытались снимать БЧБ-флаги, которые минчане вывешивают по всему городу, что приводит к настоящим «позиционным боям»: флаги появляются вновь и вновь на тех же самых местах, люди начинают препятствовать снятию флагов или снимают их сами под носом у силовиков, чтобы вывесить заново, как только те уедут; кроме флагов, стало появляться все больше инсталляций из лент белого и красного цветов, которые гораздо дольше и труднее демонтировать; в БЧБ-цвета оформляются витрины отдельных магазинов, окрашиваются объекты городской инфраструктуры, появляются граффити и т.д., и т.п.

Еще одним пространством «позиционной борьбы» стал народный мемориал в районе ст. м. «Пушкинская»: каждый день там убираются и вновь появляются цветы на месте гибели Александра Тарайковского, засыпается песком и закрашивается на тротуаре надпись «Не забудем!», которую жители города упорно восстанавливают.

Сами акции протеста продолжали носить мирный характер и часто (пожалуй, даже чаще, чем на прошлой неделе) сопровождались элементами гуляний и карнавала. На локальные «дворовые» акции стали приходить беларусские музыканты, актеры, что превращает их в импровизированные концерты.

В то же время, по мере усиления давления на участников акций со стороны силовиков, начал расширяться арсенал средств защиты от задержаний и разгонов. Распространилась тактика «отбивания парней» женщинами от силовиков, которая впервые была применена в ходе «Женского марша» 29 августа. 1 сентября во время попытки разгона акцию на площади Независимости протестующие собрались все вместе, женщины окружили мужчин, и это заставило силовиков отказаться от разгона. Установка на то, чтобы не задерживать на акциях женщин без крайней необходимости, которая явно прослеживалась на предыдущей неделе, очевидно, больше не действует, однако сам способ защиты от задержаний продолжает использоваться.

Все более распространенными становятся «сцепки» при появлении угрозы задержаний, люди начинают отбивать от «тихарей» людей, которых те пытаются похищать на улицах или в других общественных местах. Пока все эти действия носят исключительно оборонительный характер, однако нарастание напряженности очевидно.

По составу участников акции все также были разнообразны, в течение описываемой неделе в силу актуальных событий стали более проявленными отдельные профессиональные группы: студенты, журналисты (которые провели собственный «марш солидарности»), представители IT-сектора.

3. Требования протестующих и цели участия в акциях

Среди наших респондентов по-прежнему абсолютное большинство оказалось тех, кто на выборах 9 августа голосовал за Тихановскую в надежде на то, что это даст возможность провести новые честные выборы. В качестве наиболее частых претензий к сложившемуся к началу избирательной кампании порядку вещей называлось: отсутствие верховенства закона, свободы выбора, отсутствие развития в стране в целом и возможностей для индивидуального роста, бездарная экономическая политика, неэффективность государственного управления на всех уровнях и во всех областях, зависимость от России. Некоторые респонденты описывали свое недовольство именно характером самой избирательной кампании, которая стала для них первым столкновением с политической реальностью, однако довольно много высказываний было о том, что «уже с 1990-х все идет неправильно». Примечательно, что такие факторы, как ситуация с эпидемией коронавирусной инфекции и уровень жизни упоминались очень редко. Самыми частыми словами, которые встречались в характеристике того, чем не устраивает действующий режим, являются «вранье» и «беззаконие».

Базовые требования протестующих не изменились: свобода политзаключенным, прекращение насилия и наказание виновных в его совершении, проведение новых честных выборов. Часто звучало требование отставки Лукашенко как необходимое условие. Вместе с тем, при озвучивании требований появилось больше конкретизации того, на что люди надеются в будущем: появление свободы слова, восстановление системы правосудия, перестройка системы государственного управления, изменение Конституции или возвращение Конституции 1994 года.

Цели участия в уличных акциях формулировались по-прежнему как демонстративно-манифестирующие: показать, что нас большинство, что мы не остановимся, что мы добьемся своего. В течение описываемой недели проходило много акций солидарности, люди выходили, чтобы показать свою поддержку тем, кто попал под репрессии. На «Марше единства» в воскресенье было много плакатов, выражающих поддержку и солидарность со студентами, журналистами, ИТ-кампанией PandaDoc.

Практически все, кто принял участие в нашем опросе, говорили, что будут «стоять до конца», «выходить до победы», «долбить и долбить», пока ситуация не изменится. Многие по-прежнему отмечали необходимость сохранения исключительно мирного характера акций, однако порог важности личной безопасности становится все ниже. Если раньше мы довольно часто встречали высказывания, типа: «перестану участвовать в акциях, если будут жестокие разгоны», то сейчас не менее часто стало звучать: «не смогу ходить на акции, только когда меня побьют или посадят».

4. Прогнозы и перспективы развития ситуации

Понимание затяжного характера кризиса укрепляется, люди начинают сравнивать периоды разных революций в разных странах, говоря о том, что «быстро диктатуры не свергаются». Если на предыдущей неделе самые «долгосрочные» прогнозы строились на год, то теперь стали встречаться высказывания, что может понадобиться «и год, и полтора» или «пару лет». Однако наиболее распространенными остаются надежды на разрешение политического кризиса до конца осени или хотя бы до конца года.

Все большую роль в обсуждении факторов, которые влияют на разрешение противостояния общества с режимом, начинает играть влияние других стран, люди все больше говорят о необходимости давления мирового сообщества на режим Лукашенко. В качестве важного фактора называлось изменение позиции России, которая сегодня явно поддерживает режим. Сохраняется установка на раскол системы государственного управления, надежда на то, что монолит вертикали будет все больше разрушаться, и это приведет к перелому ситуации. Кроме участия в мирных процессах и демонстрациях, все больше разговоров об экономическом давлении, об игноре и бойкоте режима во всех доступных формах.

Довольно однозначно, как манипуляция для «отвода глаз» и «оттягивания времени», воспринимается идея о конституционной реформе, которая озвучивается Лукашенко и Кремлем. Чаще всего, отношение к конституционной реформе звучит следующим образом: реформа нужна, но без Лукашенко.

Примерно половина из тех, кто принял участие в опросе, не верит в возможность переговоров с режимом — во всяком случае, до ухода или отставки Лукашенко. Наиболее частой причиной называется неспособность или неготовность самого Лукашенко к каким-либо переговорам. Вторая часть опрошенных допускает такую возможность, однако кто и каким образом может представлять сторону режима, сформулировать на сегодняшний день трудно.

В качестве представителей позиции протестующих по-прежнему чаще всего называется Координационный совет (если называется хоть что-то определенное). Упоминается, что сегодня КС не признается режимом в качестве субъекта, и это является проблемой, а также «медленность» и недостаточная решительность действий самого совета, однако сохраняется надежда, что КС сможет выступать переговорщиком с «нашей стороны» как во взаимодействии с режимом, так и во внешних коммуникациях.

5. Актуальные угрозы

Фокус внимания на прошедшей неделе сместился от внутренних угроз к внешним. Говоря о внутренних угрозах, люди чаще всего говорят об усилении репрессий, в краткосрочном периоде, и об экономических проблемах, в среднесрочной перспективе. Однако при описании ситуации внутри страны часто говорится о том, что сохранение прежнего политического режима — основная угроза, поскольку это точно повлечет за собой масштабный экономический спад, отток людей и капиталов, масштабную эмиграцию, репрессии и пр.

Все более явная поддержка Лукашенко со стороны Кремля вызвала довольно однозначную реакцию и опасения у участников протестных акций. Люди чаще всего не верят в военное вмешательство со стороны России, однако говорят об угрозе «стать придатком России», лишиться фактического суверенитета, «продажи страны» в обмен на удержание власти. Это отношение проявилось и на воскресном «Марше единства», где присутствовало довольно много плакатов, призывающих Кремль не вмешиваться во внутренние дела Беларуси.

P.S. Сбор интервью, наблюдение на акциях, обработка результатов проводятся усилиями волонтеров, которые присоединились к исследованию. Огромная благодарность всем, кто вкладывает время и силы в этот проект!

Если вы участвуете в акциях протеста и готовы совместить это со сбором информации или помочь с обработкой материалов — пишите, пожалуйста, на адрес электронной почты: marta.aht@gmail.com.

Об авторе:

Оксана Шелест — старший аналитик Центра европейской трансформации, кандидат социологических наук (PhD). Окончила отделение социологии Беларусского государственного университета, аспирантуру Института социологии Национальной академии наук Беларуси. Работала в Институте социологии НАН Беларуси: руководила сектором методики и практики оперативных исследований, занимала должность ученого секретаря, возглавляла отдел технологий социологических исследований. Является экспертом аналитической группы Агентства гуманитарных технологий. Лауреат Премии Международного Конгресса исследователей Беларуси в номинации «Социальные и политические науки» (2013).

Текст впервые был опубликован в блоге Оксаны Шелест в Фейсбуке:

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Іншыя публікацыі