Рукотворный миграционный кризис: что может быть дальше?

26.11.2021
Андрей Егоров
В потоке горячих новостей и информационной войны, развернувшейся по поводу миграционного кризиса на границе Беларуси и ЕС, важно отделять фактическую картину от быстро наслаивающихся интерпретаций и оценочных суждений.

Итак, какими фактами мы располагаем на данный момент?

1. Поток мигрантов из Беларуси в ЕС начал увеличиваться уже с марта-апреля 2021 года. В начале мая беларусские медиа сообщали о существенном увеличении числа попыток нелегального пересечения границы Литвы: 90 человек — за первый квартал 2021 года, в сравнении с лишь пятью — за аналогичный период 2020 года [1]. Литовская пограничная служба также сообщала о том, что «беларусские пограничники стали неохотно расследовать случаи нелегального перехода через границу» и в некоторых случаях отказывались от кооперации [2]. В мае ситуация коснулась Польши и Латвии, которые также сообщали о возросшем потоке мигрантов, который увеличился в 3-4 раза с начала года [3].

Заметим, что поток мигрантов увеличился после введения третьего пакета санкций ЕС в декабре 2020 года [4] и заявлений беларусских властей об ответных действиях. В частности, глава МИД Беларуси Владимир Макей заявил, что «есть еще как минимум три направления, по которым будут предприняты адекватные ответные меры со стороны Беларуси в адрес наших европейских партнеров. Мы не хотели бы предавать огласке эти меры, но они будут действительно очень чувствительными и серьезными» [5].

Количество авиарейсов из Багдада в Минск удвоилось еще 10 мая [6], т.е. до введенных ЕС ограничений на полеты самолетов беларусского национального авиаперевозчика «Белавиа».

23 мая произошел инцидент с принудительной посадкой самолета авиакомпании Ryanair в Минске и арестом журналиста Романа Протасевича, после которого напряженность между ЕС и беларусскими властями вышла на новый уровень.

2. 26 мая 2021 года на большой встрече с парламентариями и чиновниками Александр Лукашенко заявил, что «мы останавливали наркотики и мигрантов — теперь будете сами их есть и ловить» [7]. На той же встрече министр иностранных дел Макей заявляет, что Беларусь рассматривает возможность приостановки взаимодействия с ЕС по вопросам борьбы с нелегальной миграцией и о возможном выходе Беларуси из инициативы ЕС «Восточное партнерство» [8].

И Лукашенко, и Макей, и государственная пропаганда активно используют риторику «гибридной войны», развязанной Западом против Беларуси. При этом подчеркивается, что Беларусь готова дать ответ на очередной (четвертый) пакет санкций ЕС и «что в Беларуси готовы идти до конца, чтобы отстоять независимость и суверенитет государства» [9].

3. В июне 2021 года количество попыток нелегального пересечения границы Беларуси и ЕС возрастает в разы и доходит до показателей несколько тысяч человек в месяц и несколько сотен человек в отдельные дни.

4. 24 июня 2021 года ЕС вводит против Беларуси секторальные санкции (четвертый пакет). В ответ на эти действия 28 июня Беларусь заявляет о выходе из Восточного партнерства и начале процедуры выхода из Соглашения о реадмиссии с ЕС, которое предусматривало обязательства Беларуси по приему мигрантов, нелегально проникающих в ЕС с территории Беларуси. То есть, формально Беларусь предпринимает официальные действия по выходу из Соглашения о реадмиссии, де-факто не выполняя по нему обязательства уже в течение нескольких месяцев.

5. В июле-августе 2021 года ситуация осложняется настолько, что Литва (2 июля), Латвия (10 августа) и Польша (2 сентября) вводят у себя в приграничных районах чрезвычайное положение. С конца августа поток нелегальной миграции вырастает до нескольких тысяч попыток пересечений границы в неделю.

Источник: блог Геннадия Коршунова в Телеграме.

Если в самом начале кризиса страны ЕС, граничащие с Беларусью, пытаются принимать мигрантов, то в августе стратегия меняется: пограничные службы препятствуют пересечению границы и стараются высылать мигрантов обратно в Беларусь. Страны ЕС начинают физическое укрепление границы (строительство заграждений и заборов), усиливают пограничный контроль полицией и войсками [10]. В риторике стран ЕС также появляется формула о «гибридной агрессии» со стороны режима Лукашенко [11], т.е. теперь две стороны обвинили друг друга в «гибридной агрессии».

6. Большинство мигрантов, стремящихся попасть с территории Беларуси в ЕС, это граждане Ирака, среди других стран-доноров: Сирия, Йемен, Афганистан, Пакистан, Конго, Камерун, Сомали. Как транзитные страны в основном используются Ирак и Турция, но также задействованы Ливан, Сирия, Иордания. Мигранты попадают в Минск посредством авиасообщения, где после недолгого пребывания группами выезжают на границу с ЕС. Въездные визы в Беларусь мигранты получают в упрощенном порядке, часто через специальные туристические агентства, аффилированные с беларусским государством [12]. За услуги доставки в Беларусь мигранты уплачивают суммы в 2-14 тыс. долларов США [13]. Общее количество мигрантов на территории Беларуси может доходить до 12-15 тыс. человек.

7. Опрошенные журналистами и миграционными службами стран ЕС мигранты рассказывают о содействии беларусских силовиков в их попытках нелегального пересечения границы и о препятствовании в возвращении в случаях неудачных попыток, в том числе о насилии с их стороны [14]. Беларусские спецслужбы и пропаганда, в свою очередь, распространяют сведения о насилии в отношении мигрантов со стороны пограничных служб стран ЕС. Об активном вовлечении беларусских спецслужб в ситуацию говорят многочисленные видео, снятые как самими мигрантами, так пограничными службами стран ЕС.

8. Как минимум, восемь человек из числа мигрантов погибли по разным причинам в ходе развития кризиса [15].

9. Несколько раз за время конфликта пограничная служба Польши сообщала о произведенных выстрелах на границе, провокациях вооруженных людей, незаконном пересечении границы вооруженными людьми (при возвращении их на территорию Беларуси).

10. 8 ноября 2021 года произошла эскалация ситуации. Колонна из около 2-3 тыс. мигрантов, сопровождаемая беларусскими силовиками, начала шествие по трассе M6 к пограничному переходу «Брузги-Кузница». Затем люди свернули в лес, организовали палаточный лагерь и предприняли попытку (неудачную) прорваться через границу. В последующие дни лагерь оставался на месте и начал пополняться новыми прибывающими мигрантами. Беларусские власти сообщили о сложной гуманитарной ситуации [16]. Ситуация с попыткой массового перехода беларусско-польской границы повторилась 15-го и 16-го ноября, когда несколько тысяч мигрантов в сопровождении беларусских силовиков сконцентрировались на территории пограничного перехода «Брузги-Кузница» и предпринимали попытку прорыва границы [17].

11. 15 ноября 2021 года Совет ЕС рассмотрел вопрос расширения оснований для введения санкций, а также планы по введению пятого пакета санкций против режима Лукашенко в ответ за организацию потока нелегальной миграции в ЕС [18]. Кроме того, ЕС предпринял действия в отношении стран-доноров мигрантов и транзитных стран, добившись от Турции ограничения транзита граждан Ирака, Сирии и Йемена [19], от Ирака остановки авиасообщения [20], а также отмены лизинга самолетов более половины авиапарка «Белавиа» [21].

12. 12 ноября 2021 года ЕС также предпринял попытку официальных контактов с беларусскими властями, фактически замороженными с августа 2020 года, с требованием «остановить эту деятельность, эту гибридную атаку» [22]. 14-го и 16-го ноября состоялись телефонные разговоры высокого представителя ЕС по иностранным делам Жозепа Борелля с министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем [23]. И.о. канцлера Германии Ангела Меркель провела телефонные разговоры по теме миграционного кризиса с президентом РФ Владимиром Путиным [24], а затем 15 ноября и с официально непризнаваемым ЕС легитимным президентом Беларуси Александром Лукашенко [25]. Россия заявила, что готова выступить посредником в переговорах Беларуси и ЕС об урегулировании миграционного кризиса.

Это не все существующие факты, но для анализа ситуации их пока достаточно.

Обратим внимание на некоторые существенные, с нашей точки зрения, обстоятельства:

  • Поток мигрантов с территории Беларуси начал расти с марта-апреля 2021 года, т.е. до инцидента с самолетом авиакомпании Ryanair, до официального выхода Беларуси из Соглашения о реадмиссии с ЕС и до введения четвертого пакета секторальных санкций;
  • Представители беларусского режима неоднократно заявляли, что рассматривают непрепятствование нелегальной миграции как ответ на санкции;
  • Резкое увеличение массовой миграции с территории Беларуси с июня было бы невозможным без многомесячного выстраивания масштабной инфраструктуры для перемещения тысяч мигрантов;
  • Вовлечение беларусского государства (от самого высокого уровня до силовых структур) в создание этой инфраструктуры и способствование нелегальной миграции является бесспорным;
  • С весны 2021 года происходит постепенная и намеренная эскалация конфликта с переломными точками роста потока мигрантов в июне, вооруженными провокациями на границе с Польшей в октябре-ноябре и созданием массового скопления мигрантов в ноябре.

Сложившаяся ситуация разворачивается сразу в нескольких измерениях. Как минимум, она разворачивается в плоскостях политики, геополитики, безопасности, конфликта этических систем, гуманитарной. Разрешение вопроса только в одной из плоскостей будет иметь последствия для других сфер отношений, что существенно осложняет поиск оптимального решения.

Политическое измерение

В плоскости политических отношений миграционный кризис является развитием и продолжением внутриполитического кризиса в Беларуси. На выборах 9 августа 2020 года беларусское общество отказало в доверии Александру Лукашенко и не согласилось циничной фальсификацией результатов президентских выборов. Последовавшие многомесячные массовые протесты 2020 года с требованием новых справедливых выборов были подавлены за счет использования брутального полицейского насилия и де-факто введения чрезвычайного положения в стране. В тюрьмах оказались тысячи людей, из которых только официально признанных политическими заключенными насчитывалось, на момент написания этого сообщения, без малого 900 человек. В ходе протестов погибло или было убито не менее 10 человек. Ситуация в беларусских тюрьмах характеризуется систематическим бесчеловечным обращением и пытками в отношении противников действующего режима. Милиция и спецслужбы регулярно вторгаются в частное пространство жизни людей, терроризируя их за любое проявление несогласия. В гуманитарном аспекте положение политических заключенных и людей, подвергающихся полицейскому насилию, гораздо хуже положения мигрантов. Ситуация политических заключенных характеризуется попытками публичных самоубийств, внезапных смертей в тюрьмах, голодовками протеста заключенных.

ЕС, США и поддерживающие их страны заняли позицию поддержки требований беларусского общества и демократической оппозиции, отказавшись признавать результаты выборов и легитимность режима Лукашенко. В ответ на исторически беспрецедентный уровень насилия и репрессий в Беларуси западные страны отреагировали введением санкций, которые впервые включили довольно болезненные секторальные экономические санкции. В разрешении политического кризиса Запад поддержал схему, предложенную беларусской оппозицией. Эта схема содержит условия в виде освобождения политических заключенных, диалога между властью и демократической оппозицией при посредничестве ОБСЕ о проведении новых демократических выборов. Очевидно, для действующих беларусских властей, вернувших себе политический контроль за счет насилия, такие условия выглядят неприемлемыми.

Реакция России на внутриполитический кризис в Беларуси была противоположной. Россия признала легитимность Лукашенко и поддержала беларусский режим дипломатически, финансово и информационно. Однако эта поддержка была амбивалентной. Рассчитывая на приобретение значимых частей беларусского суверенитета, Россия заинтересована в ослаблении как Лукашенко, так и беларусского общества, не заинтересованных в уступках своей независимости. Кроме того, Россия хотела бы получить контроль над Беларусью легитимным образом и выглядеть «честным приобретателем», а не агрессором. В этом смысле, для подписания сделки России нужен если и не де-юре, то де-факто легитимный Лукашенко в глазах международного сообщества, а также политически стабильное и контролируемое состояние беларусского общества.

В рамках такой конфигурации политических отношений миграционный кризис стал инструментом давления беларусского режима на ЕС для изменения его политической позиции в отношении внутриполитического кризиса. Миграционный кризис был организован беларусскими властями только для того, чтобы заставить Запад вести разговор с официальным Минском о снятии санкций и признании беларусского режима. Иначе говоря, Лукашенко хочет сместить фокус внимания c внутреннего политического кризиса и трагического положения политзаключенных на миграционный кризис, стараясь добиться снятия санкций и диалога с ним в обмен на прекращение созданного им же миграционного кризиса.

Сам по себе диалог с Западом о снятии санкций режиму организовать было несложно: стоило лишь начать процесс выпуска политзаключенных.

Политический смысл миграционного кризиса прост: это банальный шантаж.

Геополитическое измерение

Геополитически миграционный кризис имеет не только региональное значение, но и глобальное. Лукашенко использует глобальное миграционное давление в своих целях. Беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич называл новое глобальное переселение народов одной среди трех главных проблем современности, наряду с глобальным потеплением и идеологической проблемой отсутствия у мировых лидеров философских и идеологических средств разрешения первых двух проблем. Беларусский миграционный кризис — это часть глобального кризиса. Открывая и обустраивая инфраструктуру нового маршрута для миграционных потоков, Беларусь «оседлала» мировой тренд. При этом ЕС, закрывая границы и ограничивая миграцию, играет против тренда и оказывается в уязвимом положении. Уязвимость ЕС возникает из-за отсутствия принципиального решения этой глобальной проблемы, что уже неоднократно использовалось авторитарными лидерами в конфликтах с ЕС (Каддафи, Эрдоган). Но что еще более тревожит, это поразительная медлительность ЕС в реакции на потенциальный кризис, угрожающий его жизненным интересам. Фактически полгода ЕС пытался не замечать, как Беларусь обустраивает инфраструктуру нелегальной миграции и наращивает миграционное давление на границах ЕС.

Не стоит полагать, что созданный руками беларусских властей миграционный кризис полностью управляем с их стороны. География трафика, количество уже вовлеченных в него стран, организованных преступных групп, разнообразных организаций, структур и масс людей выходит далеко за рамки возможностей контроля беларусского государства. Даже если Беларусь пойдет на жесткое ограничение миграции, то полностью остановить существующий поток будет достаточно непросто. Созданная с помощью Беларуси инфраструктура уже в значительной степени независима от нее и контролируется криминальными структурами нелегальной миграции. Да и сами мигранты как свободные люди могут принимать свои решения в отношении выгод и издержек использования уже существующего беларусского канала миграции. Например, уже сегодня в чатах мигрантов обсуждают вопрос переориентации маршрутов через Украину.

Региональные геополитические противоречия несколько блекнут на фоне опасного заигрывания с глобальными масштабами, но затрагивают жизненно важные интересы самой Беларуси и других стран региона. Россия агрессивно стремится к расширению своего влияния в регионе, серьезно подорванного сближением Украины, Молдовы и Грузии с пространством ЕС и НАТО. В отношении Беларуси амбиции России состоят в установлении как можно более полного контроля над страной, вплоть до упразднения ее фактической независимости. Единственный фактор, который ограничивает экспансию России, это ее желание получить Беларусь, как и восстановить контроль над Украиной, под как можно более благовидным предлогом для международного сообщества и избежать прямой военной интервенции. Россия также не прочь внесли раскол в отношения между странами ЕС, особенно чужими руками. Миграционный кризис почти идеально попадает в структуру этих интересов.

Если у нас и нет прямых доказательств вовлечения России в создание этого конфликта, то невозможно не замечать ее участия и поддержки в его разворачивании. Россия — объективная сторона данного конфликта: миграционный кризис — это кризис не только на границе Беларуси с Польшей, Литвой и Латвией, это конфликт на границе ЕС и нескольких геополитических образований, где очевидно доминирует России («Союзное государство» Беларуси и России, Евразийский экономический союз, ОДКБ). Россия активно использует миграционный кризис для решения своих задач, например, наращивая военное присутствие в Беларуси [26]. Нельзя исключать и использование текущего кризиса для прикрытия Россией более агрессивных действий. Как указывает экс-командующий войсками США в Европе генерал Бен Ходжес, эти действия могут отвлекать внимание от того, что спецслужбы России совершают в Украине или вокруг нее: «Это не совпадение. Это либо прощупывание, либо дестабилизация, либо отвлечение внимания, либо все вышеперечисленное» [27].

С точки зрения геополитики, миграционный кризис — это превращение глобальной проблемы миграционного давления в новый инструмент гибридной агрессии и региональной дестабилизации в руках России.

Актуальный миграционный кризис подрывает региональную безопасность. Даже за рамками использования мигрантов как инструмента создания новой геополитической напряженности появление в регионе перевалочного пункта для нелегальной миграции — это серьезная угроза стабильности. Неизбежное обрастание нелегального потока криминальными сетями и массовая концентрация беженцев без нормальной системы их адаптации создает социальную напряженность и потенциальные проблемы поддержания правопорядка внутри Беларуси. Но такие проблемы будут быстро переходить национальные границы, порождая проблемы и для наших соседей.

Этот кризис чреват и куда более серьезными последствиями для общей безопасности региона и даже мира. Пожалуй, впервые со времени окончания холодной войны на границе западного мира и бывшего коммунистического пространства идут силовые столкновения (с использованием спецсредств, водометов, камней, свето-шумовых гранат), где с двух сторон присутствуют военные, где есть раненные и есть погибшие [28]. В этом нельзя не видеть опасности перерастания анархии в столкновения между военными, присутствующими с обеих сторон границы. Даже если в действительности война не нужна ни одной из сторон конфликта, случайное столкновение вполне возможно, учитывая воинственную риторику как беларусских, так и польских властей. Задействование ст. 4 Североатлантического договора и введение войск стран НАТО для помощи Польше, Литве и Латвии также может серьезно повысить градус напряженности.

Преуменьшать эти риски было бы большой ошибкой, особенно помня о предостережении венгерского мыслителя и политика Иштвана Бибо: «Есть только одна мелочь, в которой вопросы Центральной и Восточной Европы отличаются от больших проблем Дальнего Востока, Ближнего Востока или Запада: они спровоцировали две мировые войны всего за одно поколение; и, если разразится третья мировая война, не дай бог, это вряд ли произойдет из-за проблем Маньчжурии, Дарданелл или Испании; причиной снова, как и прежде, будет анархия Германии и народов к востоку от нее. Нет более смехотворного и бесполезного усилия, чем искоренять дух агрессии, одновременно усиливая анархию, незащищенность и недовольство. Этот регион также может быть причиной войны не только потому, что из него может начаться военная атака, но он сам может быть завоеван. Центральная и Восточная Европа — или, точнее, Германия и страны к востоку от нее, какими бы небольшими они ни были, — остается величайшей угрозой миру во всем мире, пока остается регионом величайшей анархии, незащищенности и недовольства» [29].

Миграционный кризис — это опасная игра с непредсказуемыми последствиями.

Измерение конфликта этических систем

Для беларусских властей нет никакого отдельного миграционного кризиса и политического кризиса, первый является логическим продолжением второго. В риторике режима Лукашенко внутренний политический кризис рассматривается как инспирированная с Запада попытка «цветной революции». И это не просто пропагандистский штамп беларусских государственных медиа, они действительно так думают. Лукашенко рассматривает все события, произошедшие с весны 2020 года, включая массовые протесты 2020 года и введение четырех пакетов санкций, как атаку ЕС и США против него лично. В такой картине мира он ведет войну и отвечает на воображаемую агрессию вполне реальными действиями, насилием и, таким образом, вступает в реальный конфликт. В реальном конфликте важен не только объективный баланс сил, но и психологические характеристики конфликтующих сторон.

Базовые установки конфликтующих сторон можно описать в аналитической схеме, предложенной советским и американским психологом Владимиром Лефевром. Анализируя советско-американское противостояние, Лефевр выделил разные этические системы, определяющие поведение сторон в конфликте. В первой этической системе, которой руководствуются американцы и западный мир, диалог рассматривается как самый желаемый способ разрешения конфликта. Само нахождение в конфликте для сторонника первой этической системы неудобная в этическом плане позиция. Когда Запад видит себя в конфликте, его этический статус падает в его собственных глазах. Именно поэтому в ситуации конфликта ЕС всегда ищет возможности для компромисса и диалога.

Для второй, условно «советской», этической системы, наоборот, конфликт разрешается только победой одной из сторон. Для сторонника второй этической системы лучше умереть самому, чем пойти на компромисс с врагом. Находясь в жертвенном конфликте, сторонник второй этической системы повышает свой этический статус, чувствует себя героем. Беларусские власти как раз видят себя в жертвенном конфликте с Западом, это значит, что морально они готовы пойти на любую эскалацию конфликта, чтобы добиться удовлетворения своих требований. Их выигрыш, без утраты собственного этического статуса, возможен только тогда, когда Лукашенко получает то, чего хочет: признания легитимности сначала де-факто, а потом и де-юре, восстановления формального диалога с режимом, снятия санкций, прежде всего экономических. Личные переговоры с Меркель для Лукашенко — это признак того, что Запад признает его де-факто и это воспринимается как удовлетворение части его требований. Но беларусские власти будут продолжать конфликт до того момента, пока не одержат полную и окончательную моральную победу над Западом. Соответственно, не стоит полагать, что миграционный кризис будет разрешен в ближайшее время и беларусские власти откажутся от использования мигрантов в качестве инструмента давления.

Дилемма, которая стоит перед ЕС, заключается в том, что без решения конфликта в политической плоскости невозможно разрешить миграционный кризис. Если пойти на разрешение политического кризиса на условиях беларусских властей, то ЕС проиграет политически, поддастся на политический шантаж. Если продолжать настаивать на позиции непризнания легитимности беларусского режима и поддерживать режим санкционного давления, то ЕС необходимо будет терпеть миграционный кризис на своих границах довольно продолжительное время.

Разрешение этой дилеммы для ЕС лежит либо в плоскости расширения пространства игры, либо в переосмыслении категорий выигрыша. Расширение пространства игры предполагает выход за рамки конфликта ЕС-Беларусь и рассмотрение всей ситуации как ситуации региональной безопасности. В этом случае беларусский политический режим с его интересами становится лишь частью региональной политики, где Россия, Украина и весь регион Восточного партнерства приобретают большее значение. Такой подход позволяет сделать самого Лукашенко не главным актором драмы, а лишь разменной монетой большой стратегической игры. Возможные решения здесь могут лежать в повышении ставок поддержки миграционного кризиса и самого Лукашенко для России и выход в плоскость геополитики и безопасности. Например, это может быть сделано за счет недвусмысленного начала процедуры вхождения в НАТО сразу для всех трех региональных партнеров ЕС: Украины, Грузии и Молдовы.

Другая альтернатива — переосмысление выигрыша — предполагает сложную рефлексивную игру с самим беларусским режимом, в которой выигрыш будет состоять в том, чтобы дать беларусским властям одержать моральную победу, почувствовать себя победителями, но втянуть их в реальный процесс с убывающими шансами на выживание для самого режима. Этот подход предполагает своеобразный торг с беларусским режимом, где его легитимация и снятие санкций обменивается на размораживание внутриполитической ситуации в Беларуси, снятие репрессивного давления на беларусское общество и усиление его трансформационного потенциала.

С точки зрения конфликта этических систем, миграционный кризис — это эпизод жертвенного конфликта беларусского режима с Западом, решение которого не может быть достигнуто вне плоскости политического конфликта.

Гуманитарное измерение

Гуманитарное измерение миграционного кризиса самое очевидное: мигранты — это, прежде всего, люди в сложной ситуации. Оказавшись в Беларуси, они попали в страну, где местный политический режим использует их в своих целях, где они оказываются без нормальных условий для адаптации, без заработка, где они сталкиваются с незнакомым языком и культурой, где сложно получить помощь, где риски потерять здоровье и жизнь на границе от холода, голода и насилия более чем вероятны. Они, безусловно, нуждаются в гуманитарной помощи, нормальных процедурах разбирательства с каждым случаем, помощи для возвращения домой при необходимости. Гуманитарный кризис возникает по причине того, что, с одной стороны, беларусские власти, воспринимая людей как орудие гибридной атаки, дегуманизируют их и намеренно ставят в кризисную ситуацию. С другой стороны, европейские страны-соседи Беларуси, не желая впускать мигрантов на свою территорию, создают ситуацию их концентрации на территории Беларуси, где они становятся заложниками в руках беларусских властей.

Самое гуманное решение этой ситуации состоит в том, чтобы пустить их всех на территорию ЕС и уже на территории ЕС разбираться в соответствии принятыми международными стандартами. Это также позволяет «разоружить» беларусский режим, отняв у него этот инструмент давления. Отказ от того, чтобы впустить мигрантов, прежде всего объясняется отсутствием принципиального решения глобальной миграционной проблемы в самом ЕС. ЕС полагается на ограничение потоков миграции, дипломатию и практику финансовой помощи странам-донорам миграции, но это не закрывает проблему даже в среднесрочной перспективе. Помимо этого, общественное мнение в ЕС также не однородно в отношении притока мигрантов, особенно в его восточных регионах. Добавляют проблем и правые популисты в таких странах, как Польша, которые строят свою политическую риторику на этно-националистических, ксенофобских и антиимиграционных мотивах. Невозможность применения решения о впуске мигрантов будет вести к замораживанию проблемы. Даже в случае эффективной работы всех возможных инструментов ограничения потока миграции, предложенных ЕС [30], они будут прибывать в Беларусь, если будут видеть в ней возможность получить убежище в ЕС. Это будет одновременно означать и возможности использовать их режимом Лукашенко для новых провокаций на границе.

С гуманитарной точки зрения, миграционный кризис — это следствие невозможности применения решения о впуске мигрантов в ЕС при допущении их бесчеловечного использования режимом Лукашенко.

Неутешительный прогноз

Итак, миграционный кризис не имеет перспектив быстрого разрешения. Очевидные решения и в политической плоскости (сдаться на милость Лукашенко), и в гуманитарной плоскости (впустить всех мигрантов) не могут быть реализованы.

Более сложные решения в плоскости региональной геополитики, безопасности или рефлексивных игр с беларусским режимом даже не попадают в набор обсуждаемых опций.

Наиболее вероятным сценарием является замораживание миграционного кризиса на границе ЕС и Беларуси с периодическими обострениями, провоцируемыми беларусским режимом.

Затягивание этого кризиса будет играть на руку беларусскому режиму и будет усиливать позиции тех сил в ЕС, которые станут призывать к безусловному диалогу и де-факто признанию режима Лукашенко. Что, в конечном итоге, может привести к решению политического, а затем и миграционного кризиса на условиях беларусского режима.

Об авторе:

Андрей Егоров — старший аналитик Центра европейской трансформации, магистр политических наук. Окончил отделение политологии и магистратуру по специальности «Политология» Беларусского государственного университета. В области политических исследований работает с 2001 года. Фокус исследовательских интересов: трансформация постсоветского пространства, гражданское общество, политические трансформации в Беларуси и регионе Восточного партнерства, европейские исследования.

Кампания солидарности с Владимиром Мацкевичем: #философ_в_тюрьме

  


[1] Литва фиксирует бум нелегальных мигрантов на границе с Беларусью // REFORM.by. — 03.05.2021: https://reform.by/222364-litva-fiksiruet-bum-nelegalnyh-migrantov-na-granice-s-belarusju.

[2] Там же.

[3] В Литву и Польшу хлынули нелегалы из Беларуси. Погранкомитет «не хочет сотрудничать»? // Telegraf.by. — 08.06.2021, https://telegraf.by/politika/v-litvu-i-polshu-hlynuli-nelegaly-iz-belarusi-pogrankomitet-ne-hochet-sotrudnichat/.

[4] Belarus: EU imposes third round of sanctions over ongoing repression / Council of the EU, Press release, 17 December 2020: https://www.consilium.europa.eu/en/press/press-releases/2020/12/17/belarus-eu-imposes-third-round-of-sanctions-over-ongoing-repression/.

[5] Стенограмма краткого общения с прессой Министра иностранных дел Беларуси В. Макея (22 декабря 2020 г.) // МИД Республики Беларусь: https://www.mfa.gov.by/press/statements/a1d467f90fa0d4c0.html.

[6] Кто стоит за потоком мигрантов из Беларуси в Литву. Расследование Reform.by // REFORM.by. — 23.07.2021: https://reform.by/243337-kto-stoit-za-potokom-migrantov-iz-belarusi-v-litvu-rassledovanie-reform-by.

[7] Лукашенко пригрозил Западу ослабить контроль за наркотрафиком и миграцией // Интерфакс. — 26.05.2021: https://www.interfax.ru/world/768882.

[8] Беларусь может приостановить взаимодействие с ЕС по борьбе с нелегальной миграцией и рассматривает целесообразность участия в ВП // БелТА. — 26.05.2021: https://www.belta.by/politics/view/belarus-mozhet-priostanovit-vzaimodejstvie-s-es-po-borbe-s-nelegalnoj-migratsiej-i-rassmatrivaet-443059-2021/.

[9] Макей заявил, что Белоруссия серьезно относится к угрозе четвертого пакета санкций Запада // ТАСС. — 30.05.2021: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/11512419.

[10] Официальный Вильнюс 2 августа распорядился не пускать нелегалов в Литву, см.: МВД Литвы: ситуация с нелегалами на границе с Беларусью стабилизировалась // DW. — 13.08.2021: https://www.dw.com/ru/mvd-litvy-situacija-s-nelegalami-na-granice-s-belarusju-stabilizirovalas/a-58855195.

[11] «Гибридная война Лукашенко». В Страсбурге недовольны тем, как Латвия и Литва обходятся с мигрантами, но не знают, что с этим делать // BBC. — 29.08.2021: https://www.bbc.com/russian/features-58333999.

[12] «Вот доказательства»: Расследование, как Управделами Лукашенко помогает иракцам попасть в Литву // The Village. — 13.08.2021: https://www.the-village.me/village/city/whatsgoingon/289603-gosprogramma.

[13] Каждый мигрант платит режиму Лукашенко $2000-14000 за попытку нелегально попасть в Европу // Белсат. — 15.10.2021.

[14] ‘No going back’: Migrants tell of being trapped on Belarus-Poland border, Reuters, November 11, 2021: https://www.reuters.com/world/europe/no-going-back-migrants-tell-being-trapped-belarus-poland-border-2021-11-10/.

[15] Миграционный кризис на границе Польши и Беларуси: как спасти застрявших беженцев? // BBC. — 02.11.2021: https://www.bbc.com/russian/media-59138642.

[16] ГПК: ситуация на белорусско-польской границе остается напряженной // БелТА. — 12.11.2021: https://www.belta.by/society/view/gpk-situatsija-na-belorussko-polskoj-granitse-ostaetsja-naprjazhennoj-469225-2021/.

[17] Около двух тысяч мигрантов заблокировали погранпереход КПП Брузги-Кузница на границе Беларуси и Польши // «Настоящее время». — 15.11.2021: https://www.currenttime.tv/a/okolo-dvuh-tysyach-migrantov-pytayutsya-pereyti-granitsu-s-polshey-na-kpp-bruzgi-kuznitsa/31562101.html.

[18] ЕС создал основу для санкций против Минска за организацию миграции // DW. — 15.11.2021: https://www.dw.com/ru/es-sozdal-osnovu-dlja-sankcij-protiv-minska-za-nelegalnuju-migraciju/a-59820761.

[19] «Белавиа» с сегодняшнего дня не будет принимать на рейсы из Турции в Минск граждан Ирака, Сирии и Йемена // Цензор.НЕТ. — 12.11.2021: https://censor.net/ru/n3299087.

[20] Ирак приостанавливает авиасообщение с Беларусью // «Настоящее время». — 12.11.2021: https://www.currenttime.tv/a/irak-belarus/31558801.html.

[21] EU aircraft leasing contracts with Belavia to end, Ireland says, Reuters, November 15, 2021: https://www.reuters.com/business/aerospace-defense/eu-aircraft-leasing-contracts-with-belavia-end-ireland-says-2021-11-15/.

[22] ЕС не введет пятый пакет санкций в отношении Беларуси 15 ноября // DW. — 12.11.2021: https://www.dw.com/ru/es-ne-vvedet-pjatyj-paket-sankcij-v-otnoshenii-belarusi-15-nojabrja/a-59806921.

[23] Josep Borrell Fontelles, Twitter, November 14, 2021: https://twitter.com/JosepBorrellF/status/1459897935181848576.

[24] Меркель и Путин обсудили ситуацию с мигрантами из Беларуси // DW. — 10.11.2021: https://www.dw.com/ru/merkel-i-putin-obsudili-situaciju-s-migrantami-iz-belarusi/a-59776587.

[25] Лукашенко и Меркель обсудили кризис на границе // «Зеркало». — 15.11.2021.

[26] Минобороны РФ объяснило появление в небе Беларуси Ту-22М3 // Sputnik.by. — 10.11.2021: https://sputnik.by/20211110/minoborony-rf-obyasnilo-poyavlenie-v-nebe-belarusi-tu-22m3-1057820241.html.

[27] Генерал США Бен Ходжес: Россияне останавливаются только тогда, когда их останавливают // РБК-Украина. — 15.11.2021: https://www.rbc.ua/rus/news/general-ssha-ben-hodzhes-rossiyane-ostanavlivayutsya-1636973718.html.

[28] Не из-за самих столкновений, но по другим причинам число погибших превысило 10 человек.

[29] István Bibó. The Miseries of East European Small States, 1946.

[30] Responding to state-sponsored instrumentalisation of migrants at the EU external border, JOIN(2021) 32 final, EUROPEAN COMMISSION, HIGH REPRESENTATIVE OF THE UNION FOR FOREIGN AFFAIRS AND SECURITY POLICY, Strasbourg, 23.11.2021: https://ec.europa.eu/info/sites/default/files/communication_instrumentalisation_migrants.pdf.


Іншыя публікацыі

  • Рукотворный миграционный кризис: что может быть дальше?

    26.11.2021
    Андрей Егоров
    В потоке горячих новостей и информационной войны, развернувшейся по поводу миграционного кризиса на границе Беларуси и ЕС, важно отделять фактическую картину от быстро наслаивающихся интерпретаций и оценочных суждений.
  • Андрэй Вітушка — аб беларускай медыцыне (Відэа)

    10.09.2021
    Аналітычны праект «Чацвёртая Рэспубліка»

    Аналітычны праект «Чацвёртая Рэспубліка» — гэта спроба пошуку падстаў і магчымых варыянтаў будучыні Беларусі, разгляд пытанняў пераходу ад існуючай у цяперашні час у краіне палітыка-эканамічнай мадэлі да варыянту сучаснай дэмакратычнай дзяржавы.

  • Татьяна Водолажская — о реформах в образовании (Видео)

    09.09.2021
    Аналитический проект «Четвертая Республика»

    Аналитический проект «Четвертая Республика» — это попытка поиска оснований и возможных вариантов будущего Беларуси, рассмотрение вопросов перехода от существующей в настоящее время в стране политико-экономической модели к варианту современного демократического государства.

  • Владимир Дунаев — об образовании (Видео)

    08.09.2021
    Аналитический проект «Четвертая Республика»

    Аналитический проект «Четвертая Республика» — это попытка поиска оснований и возможных вариантов будущего Беларуси, рассмотрение вопросов перехода от существующей в настоящее время в стране политико-экономической модели к варианту современного демократического государства.

  • Владимир Мацкевич — о будущей конституции (Видео)

    07.09.2021
    Аналитический проект «Четвертая Республика»

    Аналитический проект «Четвертая Республика» — это попытка поиска оснований и возможных вариантов будущего Беларуси, рассмотрение вопросов перехода от существующей в настоящее время в стране политико-экономической модели к варианту современного демократического государства.