Новое объединение оппозиционных сил. Хотели как лучше...

30.06.2011
Татьяна Водолажская

Подписанное 29 июня 2011 года оппозиционными политиками Соглашение «Об условиях проведения свободных выборов, как важнейшего элемента выхода Беларуси из системного политического и экономического кризиса» сразу побуждает к тому, чтобы сравнить и соотнести этот шаг с тем, что предлагалось в рамках «Стратегии-2012». И на первый взгляд кажется, что это и есть, фактически, реализация данной стратегии: консолидация основных политических сил, курс на переговоры с властью (выставление требований), предметом которых является проведение свободных парламентских выборов при первом условии освобождения политзаключенных.

В пору бы радоваться, если бы «по дороге» не было утеряно несколько существенных моментов, которые, впрочем, и были, пожалуй, самыми принципиальными, не понимаемыми и не принимаемыми в ходе бурного обсуждения «Стратегии-2012».

Первое — широкая коалиция, включающая не только политические силы, но и структуры гражданского общества, профсоюзы, экспертов, деятелей культуры и т.д. В ходе обсуждения «Стратегии-2012«» особенный акцент был на то, что пул лидеров (в первую очередь, переговорщики) преимущественно должны состоять не из политиков, а из общественных и культурных деятелей, экспертов и т.д.. Это демонстрировало бы реальную консолидацию широких слоев демократических сил, давало бы дополнительный мобилизационных потенциал, лежащий вне традиционных групп поддержки политических сил, а также снимало бы ангажированность в ходе переговоров, которая неизменно присутствует у политических лидеров и вызывает недоверие внутри коалиции. Эта установка вызывала естественное противостояние со стороны политиков, которые в явной и не очень форме выражали нежелание «делить» с кем-то еще лидерство. Правда, следует сказать, что со стороны большинства структур гражданского общества не было широкой поддержки и готовности выйти в лидирующие позиции.

Объявленная политическая коалиция тоже декларирует открытость для присоединения. Однако она никак не относится к тому, что было сделано ранее в том же самом направлении, к той пусть и небольшой коалиции гражданского общества, которая сформировалась вокруг «Стратегии-2012». Означает ли это, что предыдущая консолидация признается несостоявшейся или в каком-то еще отношении «недостойной» для присоединения к ней?

Это вполне возможно, но требует разъяснений. Без этих разъяснений факт объявления нового объединения, при уже имеющейся инициативе, которая содержательно практически идентична, сильно «подрывает» доверие к продекларированной готовности к консолидации широкого круга игроков. Этот шаг можно понять как установку на консолидацию преимущественно политических сил с возможным присоединением к ним иных субъектов, которое (присоединение) не является решающим. В такой интерпретации можно зафиксировать существенные различия во внешне похожих стратегических положениях. «Стратегия-2012» была предложена как стратегия всех демократических сил по изменению ситуации в стране, и это было одним из аргументов и ответов на вопрос о том, каким образом мы собираемся вынудить власть пойти на переговоры. Объявленная коалиция пока претендует на политическую коалицию, объединяющуюся в преддверие нового политического сезона.

Еще в начале 2011 года для того, чтобы что-то ответственное, адекватное и убедительное противопоставить существующей власти (чтобы ее вынудить на переговоры) необходимо было собрать весь потенциал демократических сил, который отнюдь не исчерпывается «электоратом» политических сил, даже всех вместе взятых. Сегодня ситуация стремительно меняется: протестный потенциал растет, но этот рост не в сфере управления политическими силами. При углублении экономического кризиса и усилении его социальных последствий на первый план выйдут профсоюзы. В таких условиях и при таких перспективах коалиции политических лидеров впору не объявлять об открытости присоединения, а самим весьма активно искать и идти на переговоры, привлекать иных игроков в рядах демократических сил. Правда, для того, чтобы объявить бойкот выборам, при невыполнении требований, всего этого не надо.

Второй принципиальный момент связан с привязкой к политическим событиям и предметом переговоров. «Стратегия-2012» была направлена на переговоры, а парламентские выборы служили необходимым ориентиром, используя который можно было организовывать подготовку к переговорам. Именно подготовка — консолидация и готовность к быстрым, адекватным и организованным действиям — была основной целью актуальных стратегических ходов. В начале весны все хотели получить четкий план и порядок действий. Даже ориентации на «парламентские выборы» было недостаточно для конкретизации. Мы убеждали, что нужно готовить себя, чтобы быть способными на адекватные и убедительные шаги, от нас требовали плана действий. Мы предлагали парламентские выборы как возможный ориентир, все бросались обсуждать и критиковать сам этот ориентир. Мы говорили, что если мы будем готовы, то сможем использовать свой консолидированный потенциал в любой сложившейся и удобной ситуации, а возможно сможем еще и создавать необходимую нам ситуацию. И предметом переговоров - как только мы будем к ним готовы — должен стать вопрос, который в этот момент будет самым важным, самым судьбоносным для страны. Оппоненты продолжали обсуждать и спорить о порядке вопросов, которые нужно вынести на переговоры.

Сейчас объявленная коалиция собирается вести переговоры (выполнение выдвинутых требований) о парламентских выборах, предварительно разрешив вопрос с политическими заключенными. Но ситуация в стране так стремительно разворачивается, что вопрос о том, что могут предложить стране оппоненты власти, может возникнуть раньше, чем придет время парламентских выборов. Ход ситуации делает актуальным уже не вопрос парламента (хотя он, конечно же, остается важным и принципиальным), а вопрос антикризисного управления страной. Смысл консолидации демократических сил сейчас перемещается на то, что быть готовыми взять на себя ответственность по выходу из углубляющегося кризиса. И по поводу распределения этой ответственности и надо бы сейчас вести переговоры. Но это сегодня, сейчас. Мы не управляем ситуацией и не можем точно сказать, что будет завтра. А консолидированные силы должны быть готовы к любому завтра. Объявление ориентации на парламентские выборы служит индикатором запаздывания политических сил в понимании ситуации. Точнее, это индикатор различия в стратегиях или организации стратегического мышления.

Ну и напоследок: начинать переговоры с властью и выдвигать требования можно лишь тогда, когда власть видит и не может игнорировать «угрозу» со стороны другого субъекта. Бросаться требованиями, которые спокойно можно не выполнять, — дело пустое. Если даже власть и испугается нарастающих протестов, то она не настолько глупа, чтобы не видеть, что эти протесты не управляются и не регулируются собравшейся коалицией. Тогда зачем выполнять требования?

Текст впервые был опубликован в блоге Татьяны Водолажской в «Живом Журнале»

См. также:

Подписывайтесь на наш Telegram-канал
«Думать Беларусь»!


Другие публикации