Исследование потенциала солидарности в беларусском организованном гражданском обществе

17.11.2014
Центр европейской трансформации, Беларусский институт стратегических исследований

Представляем отчет по результатам исследования потенциала солидарности в беларусском организованном гражданском обществе.

Исследование выполнено Центр европейской трансформации (ЦЕТ) и Беларусский институт стратегических исследований (BISS) по инициативе: Беларусского дома прав человека им. Бориса Звозскова, Правозащитного центра «Вясна», Беларусского Хельсинкского комитета, Центра правовой трансформации (Lawtrend), Комитета защиты репрессированных «Салідарнасьць», Беларусской ассоциации журналистов и Ассамблеи неправительственных демократических организаций Беларуси.

* * *

В течение последних лет в общественной и политической жизни беларусского общества мы наблюдаем снижение способности граждан к совместным эффективным политическим и общественным действиям, к публичному и деятельному проявлению собственной позиции и отстаиванию общих интересов. Несмотря на растущее число петиций, публичных заявлений, сборов подписей, мы наблюдаем не только отсутствие воздействия этих инструментов на жизнь в стране, но и их слабый мобилизационный потенциал. Чаще всего они остаются способом заявления личной позиции, но не ведут ни к разворачиванию дальнейших совместных действий, ни к изменению ситуации. Общие тенденции общественно-политической жизни свидетельствуют не просто о снижении политической активности (политическая пассивность и т.д.), но и об изменении структуры социальных связей и отношений, на которых может строиться солидарная активность. Так, после 2006 года, при снижении массовости поддержки традиционных форм проявления гражданской и социальной активности (митинги, акции протеста), всё более обращают на себя внимание «новые» формы, примерами которых являются молчаливые акции протеста, кампании по сбору помощи для задержанных и политзаключенных, всевозможные флешмобы и т.п. Эти всплески «разовых» акций демонстрируют потенциальную возможность такого рода поведения, но попытки повторить удачную практику, распространить ее всякий раз оборачиваются провалом. Объяснительные версии и концепты, апеллирующие к «новым медиа» или «новому большинству», пока не выдерживают ни практической, ни эмпирической критики. В то же время, практика работы общественных объединений и гражданских инициатив, которые устремлены в своей деятельности на изменения в беларусском обществе, требует ответов на вопрос: на что можно рассчитывать и на что можно опереться, если речь идет о взаимной поддержке и проявлении солидарности?

Что может объединять и мобилизовать активность граждан Беларуси (ради чего они готовы к объединению и активным действиям)? Кто (какие социальные группы, слои, общности) наиболее способен к проявлению солидарных действий? Поиск ответов на эти вопросы направляет нас на изучение ткани общественных отношений как материала и основания для тех или иных солидарных действий.

Данное исследование не ставит себе задачи концептуальной проработки вопроса солидарности, но обращено к анализу эмпирического материала.

На данном этапе исследования в качестве объекта было взято не всё беларусское общество, а та его часть, которая может выступать ядром для проявления солидарности, задавать начало общественным движениям, а именно — организованное гражданское общество (сектор НГО, «третий сектор»). Вопрос солидарности в рамках данного общественного сегмента представляет собой специфическую постановку проблемы. С одной стороны, по своему смыслу и миссии (направленности к демократическим идеалам и заинтересованности в изменениях) представители организованного гражданского общества имеют предрасположенность к солидарности в действиях. Кроме того, за более чем 20 лет существования в Беларуси данного сегмента он обрел устойчивость и институциональные формы, а значит, и способность к самовоспроизводству и готовность к совершению солидарных действий. С другой стороны, именно внутренние противоречия, разрозненность, отсутствие поддержки друг друга, неспособность к созданию эффективных коалиций и расширению своего влияния в обществе — это список наиболее распространенных критических замечаний и оценок, адресованных беларусскому «третьему сектору» и ставших уже банальностью за последние несколько лет. Поэтому, прежде чем искать основания солидарности в беларусском обществе в целом, мы обратились к анализу отдельного сегмента с вопросами о том, действительно ли формальная принадлежность к сектору НГО обеспечивает потенциальную возможность проявления солидарности.

Цель данного исследования — дать оценку и содержательную интерпретацию потенциала общественно-политической солидарности в беларусском организованном гражданском обществе. Общественно-политическая солидарность в данном случае подразумевает, что поводом, причиной и целью солидарных действий выступают объекты, события или проблемы общественно-политической жизни. В данном исследовании мы оставляем за рамками анализа солидарность профессиональную, культурную и т.д.

Под солидарностью мы понимаем проявление связей и отношений между людьми, которое выражается в совместных неформальных и эмерджентных действиях (поддержка, помощь, присоединение) общественного (непроизводственного) характера, ведущих к отстаиванию общих интересов и достижению общих целей.

Важной характеристикой солидарных действий является их ситуативный (разовый) характер, т.е. солидарность появляется и может быть зафиксирована в конкретном проявлении, но не существует ни как постоянный вид занятости и деятельности, ни как постоянная характеристика того или иного сообщества, группы, общества в целом. В связи с этим, предметом нашего исследования является потенциал солидарности. Под потенциалом солидарности мы будем понимать такое качество связей и отношений между людьми, которые позволяют совершать солидарные действия в общественно-политической сфере, составляют основу для проявления солидарности.

Предпосылки и основания для проявления солидарности (потенциал солидарности) мы будем рассматривать на нескольких уровнях:

1. Уровень субъективных семантических пространств. Субъективные семантические пространства — это такая система категорий индивидуального сознания, при помощи которых происходит оценка и классификация различных объектов, понятий. Эта оценка опирается на аффективные, неосознаваемые установки. Сходство субъективных пространств и расположения в этих пространствах различных значимых «объектов» (ценностей, символов, персон и т.д.) опосредованно свидетельствует о сходстве возможных реакций на ситуацию, о потенциале понимания и поддержки друг друга в отношении к общественно-политическим событиям и проблемам, связанным с этими «объектами», и, соответственно, о предрасположенности к проявлению солидарности. Этот уровень крайне важен своей неосознанностью и, значит, способностью к «проверке» формальной и нормативной близости в восприятии для представителей организованного гражданского общества.

2. Уровень самосознания и социальных отношений (в частности, социальной идентификации и доверия различным группам, субъектам и институтам). Осознание принадлежности к определенному кругу может служить основанием действий поддержки по отношению к людям, которые опознаются как «свои», по отношению к которым предполагается наличие общих интересов, целей, ценностей, взглядов и т.д.: «мы — рабочие», «мы — интеллигенция», «мы — граждане», «мы — демократы» и т.д. Содержательные основания объединения могут выступать знаками или объектами солидарности. Отношение доверия характеризует позитивную предрасположенность к действиям, в том числе, к ожиданию проявления солидарности к себе (на кого я могу надеяться, на чью поддержку я могу рассчитывать). Тип групп, с которыми человек себя идентифицирует и которые вызывают доверие (семья или профессиональное сообщество, соседи или представители местной власти), дает дополнительную информацию о потенциале и содержании солидарности. Приверженность и доверие к неформализованным группам и сообществам характеризует готовность к самостоятельному определению ситуаций и целей солидарных действий. Преобладание доверия к формальным институтам и абстрактным социальным общностям характеризует высокую степень разрозненности общества, неготовность к индивидуальным действиям для защиты и продвижения своих интересов и ценностей.

3. Уровень практики, опыта и моделей поведения. Имеющийся опыт реализации солидарных действий не столько дает основания для экстраполяции сходных действий в будущее, сколько характеризует определенный образ жизни и освоенные формы выстраивания социальных связей и отношений. Сегодня исследователи обращаются к усилению роли и значения коммуникативных связей и отношений, по сравнению с иными формами социального объединения. Поэтому имеет значение структура коммуникации представителей организованного гражданского общества. Развитие информационных и коммуникационных технологий значительно усиливает фактор интенсивности коммуникации в отношении коллективного социального действия. Формы, места и содержание коммуникации складываются в определенные модели поведения, которые характеризуют потенциал солидарных действий.

В обозначенных рамках мы ставим следующие задачи для исследования:

1. Оценить и содержательно описать потенциал солидарности беларусского организованного гражданского общества:

  • определить специфику социальной идентификации и доверия как оснований для солидарных действий;
  • оценить возможность проявления солидарности на основании сходства (отличия) семантических полей представителей «третьего сектора»;
  • выделить характеристики коммуникативного поведения представителей «третьего сектора» и обозначить специфику опыта солидарных действий.

2. Определить возможности стимуляции и мобилизации потенциала солидарности:

  • консолидирующую/дезинтегрирующую силу различных объектов общественно-политической жизни (события, персоны, позиции, ценности);
  • потенциал опоры на лидеров мнений, общественных и политических персон.

Сбор информации осуществлялся методом анкетного опроса.

Сроки проведения исследования: сентябрь 2013 года — июнь 2014 года (полевого этапа: февраль-март 2014 года).

Скачать отчет

UPD. См. также: Потенциал солидарности в беларусском обществе (2015)

Подписывайтесь на наш Telegram-канал
«Думать Беларусь»!

Об авторах:

Татьяна Водолажская — старший аналитик Центра европейской трансформации, кандидат социологических наук (PhD). Окончила отделение социологии Беларусского государственного университета. В области гуманитарных исследований работает с 1996 года: вначале — как научный сотрудник Института социологии Национальной академии наук Беларуси, затем — как эксперт аналитической группы Агентства гуманитарных технологий. Фокус исследовательских интересов: методология гуманитарных и социальных исследований, национальная и гражданская идентичность, развитие локальных сообществ, гражданское общество, культурная политика и политика в области культуры.

Оксана Шелест — старший аналитик Центра европейской трансформации, кандидат социологических наук (PhD). Окончила отделение социологии Беларусского государственного университета, аспирантуру Института социологии Национальной академии наук Беларуси. Работала в Институте социологии НАН Беларуси: руководила сектором методики и практики оперативных исследований, занимала должность ученого секретаря, возглавляла отдел технологий социологических исследований. Является экспертом аналитической группы Агентства гуманитарных технологий. Фокус исследовательских интересов: трансформация религиозности, социальная коммуникация и коммуникативные технологии, методология и методика социологических исследований.

Андрей Егоров — директор Центра европейской трансформации, магистр политических наук. Окончил отделение политологии и магистратуру по специальности «Политология» Беларусского государственного университета. В области политических исследований работает с 2001 года. С 2005 года — эксперт и руководитель аналитической группы Агентства гуманитарных технологий. Фокус исследовательских интересов: трансформация постсоветского пространства, гражданское общество, политические трансформации в Беларуси и регионе Восточного партнерства, европейские исследования.

Елена Артёменко — аналитик Беларусского института стратегических исследований, бакалавр социальной и политической философии (ЕГУ), специалист по информации и коммуникации (БГУ), магистр социологии (БГУ). Фокус исследовательских интересов: общественное мнение, социальные контракты (благосостояние населения, рейтинг доверия власти), геополитические ориентации населения, техническая помощь ЕС, человеческий капитал (образование, рынок труда), миграция, демография, влияние СМИ на аудиторию.

Математический анализ данных выполнен кандидатом физико-математических наук Николаем Николаевичем Леоновым.


Другие публикации