Слезть с иглы коммунизма

30.10.2017
Владимир Мацкевич — специально для «БелГазеты»

Ни я, ни Грицанов до меня, ни Алексиевич — это не проблемы. Проблему представляет собой коммунизм, а не мы.

Грицанов умер. Алексиевич снова можно попытаться вытеснить в эмиграцию, как Быкова и Адамовича. Меня, наверное, тоже можно остановить каким-то образом. Но коммунизм будет мешать вам жить и без нас. Вы будете упрощать создаваемые им проблемы. И проблемы, не связанные с коммунизмом, тоже. Но решать будете таким же образом — устраняя нас как класс. А классы так не устраняются. И проблемы не исчезают с человеком, который их озвучивает.

— Коммунизм разгромлен. Коммунистический блок развалился, как и Советский Союз. В Европе коммунисты распустили свои партии, нет террористических красных бригад, разбрелись по джунглям красные кхмеры, остались какие-то маргинальные группки. Коммунисты на Кубе затеяли перестройку, а в Китае и вовсе строят развитой капитализм. Чего ты развоевался? Развел тут антикоммунизм на целый год. Других проблем, что ли, нет?

— Есть. Проблем полно, и их надо решать, а пока головы забиты коммунизмом, никаких проблем решить нельзя.

— То есть ты не согласен, что коммунисты не имеют власти нигде, а там, где они остались у власти, как в Китае, они уже переродились и отказались от коммунизма? Тебя факты не убеждают?

— Ты говоришь о политической власти, а я говорю о коммунизме как о способе мышления, как о мировоззрении. Никто в Китае не перерождался, там совсем иначе мыслят, чем в Европе, и это тысячи лет длится. Китайцы ни во что не верят, они соблюдают традиции и исполняют ритуалы. Так было при императорах, так было при Мао и так они живут сейчас. Просто ритуалы другие. А коммунизм — это европейская зараза.

— Но в Европе ее уже вылечили!

— Нет, не вылечили, а загнали вглубь, в подсознание. Вот, как Светлана Алексиевич говорит: «Красной империи уже нет, а красный человек остался». И в Беларуси именно этот красный человек определяет все, что происходит.

— Ты имеешь в виду тех, кто поддерживает существующий режим?

— Не только, не зря же Алексиевич ссылается на Раймона Арона, который назвал коммунизм «опиумом интеллектуалов».

— Ну а что интеллектуалы решают и определяют? Пусть себе потребляют свой опиум.

— Вот в том-то и дело, что обкурившиеся коммунизмом интеллектуалы ничего не решают и не определяют. Поэтому в Беларуси проблемы не решаются. Их просто некому решать. Всякий, кто хоть что-то знает и может, оказывается перед плотной стеной коммунистических интеллектуалов, которые вызубрили ответы на все вопросы XIX века и понятия не имеют о современном мире.

— Ты не преувеличиваешь? Или вообще придумываешь каких-то коммунистических интеллектуалов.

— А кто пишет учебники для беларусской школы?

— Учебники идеологии?

— Нет, и экономики, и политологии, и даже по естественным наукам.

— Что коммунистического может быть в учебниках по физике или географии?

— Упрощение.

— Что это значит?

— Это значит, что мировоззрение, которое усвоили коммунисты, состоит в упрощении всего на свете. Мир у них состоит из материи и сознания. Они знают, что первично, что вторично. Они знают, что общество состоит из классов, один из которых всегда плохой, другой — хороший, и т.д. Они всегда знают, «как надо», а когда так делают, у них получается, «как всегда».

— Ну, ты совсем уж коммунистов дураками считаешь! Как будто бы носители других мировоззрений не говорят и не делают глупостей!

— Делают. Дураков везде хватает. Я говорю о коммунистическом упрощении, которое заложено в самой идее коммунизма. Даже умный человек, как только начинает рассуждать по-коммунистически, начинает все упрощать и принимает либо ошибочные, либо преступные решения, не думая о сложностях.

— Например?

— Пожалуйста! Коммунисты знают, что бедность — это плохо, но причину бедности видят в существовании богатых. Нужно отобрать у богатых и поделить между бедными.

— Ой, какой примитивный пример! Да и не коммунисты это придумали, у них как раз все куда сложней, у них классовая теория, экономические обоснования.

— Ага. Источником богатства являются деньги — давайте отменим деньги. Но не получается, исходя из их же теории, при социализме деньги приходится терпеть. Тогда будем сами назначать цену деньгам, не позволим никакого рыночного регулирования.

— Да, я понимаю, о чем ты говоришь. Но ведь это только частный аспект.

— Вот и нет. Это принцип всего коммунистического мышления. Гениальный упрощенец Сталин сформулировал это очень точно: «Есть человек, есть проблема. Нет человека, нет проблемы!». Коммунисты все так и решают.

— Да ладно!

— Возьмем, например, тебя! Тебя раздражает мой антикоммунизм. И ты думаешь, что если я прекращу писать антикоммунистические статьи и заметки, то и раздражение само по себе исчезнет. И проблема исчезнет.

— Ты очень сложно говоришь, может, поэтому тебя не понимают?

— Конечно, ты предлагаешь и мне все упростить? Не понимают только те, кто обкололся или обкурился «опиумом коммунизма».

— Про опиум для народа — это не ты придумал. Это про религию.

— Возможно. Но коммунизм — это синтетический, искусственный наркотик. Поэтому придется заниматься антикоммунизмом, пока нация не слезет с этой иглы.

«БелГазета»

Подписывайтесь на наш Telegram-канал
«Думать Беларусь»!

Смотрите также:


Другие публикации