«Голос улицы»: опрос участников протестных акций в Беларуси — 7-13 сентября

17.09.2020
Оксана Шелест

Исследователи независимого беларусского think tank Центр европейской трансформации (Минск) продолжают опрашивать участников акций протеста.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

См. также:

Выводы и наблюдения — без претензии на репрезентативность, строятся на сочетании анализа полуструктурированных интервью (за неделю на протестных акциях в Минске собрано 52 интервью), анализа СМИ и включенного наблюдения на акциях.

1. Формы и интенсивность протестных акций в Минске

«Силовой фон»

Давление на протестующих в период 7-13 сентября постепенно усиливалось, преимущественно в тех же формах. Увеличилось количество задержаний, стало больше задержаний на локальных, в том числе «дворовых», акциях, разгонов «цепей солидарности», МВД почти каждый день рапортовало о десятках задержанных. В «задержаниях» все также часто участвовали т.н. «тихари», т.е. скорее всего сотрудники милиции, одетые в гражданскую одежду и в масках.

Использовалась все та же тактика в отношение массовых акций: задержания осуществлялись в начале акций, когда протестующие только собирались, в местах формирования колонн, по окончании акций, когда протестующие расходились и их осталось сравнительно немного, производился «хапун».

Жесткие и довольно массовые задержания происходили в ходе «женских акциях», которых на описываемой неделе состоялось несколько: акции в поддержку арестованной Марии Колесниковой и традиционный «Женский марш» в субботу. Более мягкое отношение к женщинам на акциях явно осталось в прошлом, задержания стали проводиться с применением грубой силы.

Как и предыдущий воскресный марш, «Марш героев» (13 сентября) был отмечен рекордным количеством задержаний: по данным МВД, в течение 13 сентября по всей стране было задержано 774 человека (6 сентября задержанию подверглось 633 человека), впервые после 9-12 августа против протестующих были применены (хоть и очень локально) средства специального воздействия: слезоточивый газ, водометы, светошумовые гранаты, есть информация о предупредительных выстрелах в воздух из огнестрельного оружия.

Продолжилось давление на Координационный совет (КС), на сегодняшний день из президиума КС на свободе и в пределах Беларуси осталась только Светлана Алексиевич. Были насильно выдворены из страны представители секретариата КС, в отношении Марии Колесниковой такая попытка не увенчалась успехом. Далее Мария Колесникова, а также Максим Знак были арестованы по «уголовному обвинению».

Кроме задержаний во время уличных акций, выросло количество случаев задержаний активистов, журналистов либо людей, которые участвовали в акциях протеста раннее, а также количество случаев увольнений людей из разных сфер, которые публично высказали свою позицию и осудили творящиеся в стране насилие и беззаконие со стороны действующих властей.

Еще одной новой формой давления стали угрозы со стороны Генеральной прокуратуры и других госструктур в адрес родителей, которые выходят на уличные акции вместе с детьми.

Формы, интенсивность и характер протестных акций

Увеличение давления не оказало заметного влияния на формат уличных акций протеста и количество участников.

Всю неделю локальные «цепи солидарности» и вечерние «гуляния» проходили во всех районах города: локальные «мини-марши», вечерние «дворовые встречи», на которые приезжали выступать артисты и музыканты.

Во вторник, 8 сентября, в районе Комаровского рынка, а в среду, 9 сентября, в районе ул. Немига прошли акции солидарности с Марией Колесниковой.

Четверг и пятница (10 и 11 сентября) прошли под знаком «Беларуськалия»: в четверг в Солигорске большая колонна людей вышла в поддержку Юрия Корзуна, в пятницу в Минске прошла акция солидарности возле Минского областного суда, где рассматривался иск к стачкому по поводу незаконности объявленной забастовки.

В пятницу вечерние локальные акции во многих районах Минска были посвящены дню рождения Светланы Тихановской.

Продолжаются протестные акции в университетах. Студенты выходят из БРСМ, собираются на акции солидарности и «песенные акции» в перерывах между занятиями, организуют локальные акции около зданий университетов. Преподаватели и родители студентов записывают видеообращения в их поддержку. На описываемой неделе, по информации СМИ, студенческие акции солидарности и протеста проходили в ряде минских вузов (БГУ, МГЛУ, БГУИР, Академии управления при президенте, БГЭУ, БГМУ), а также в Бресте, Гродно, Гомеле, Барановичах.

12 сентября, в субботу, состоялся «Женский марш», несмотря на жесткие задержания на пл. Свободы в начале акции, он собрал не менее 10 тысяч участниц и участников.

Воскресный «Марша героев» (13 сентября) прошел по новому маршруту, окончательной целью которого был объявлен элитный микрорайон «Дрозды», в котором проживают высокопоставленные чиновники. Было назначено несколько точек сбора, на некоторых из них силовиками были осуществлены жесткие разгоны и задержания. Во время акции мобильными операторами по распоряжению властей снова блокировался интернет, что осложняло координацию протестующих. Тем не менее, массовое шествие по просп. Победителей и просп. Пушкина собрало по разным оценкам как минимум 100-150 тысяч человек. Основная часть протестующих до Дроздов не дошла, однако отдельные группы побывали и там.

«Марш героев» прошел также во многих городах Беларуси, наиболее массовые и заметные акции состоялись в Гомеле, Бресте, Гродно, Могилеве, Кобрине, Пинске, Полоцке, Жодино.

Продолжается и усиливается борьба за присутствие в городе БЧБ-символики. Флаги, инсталляции из лент, граффити, муралы в бело-красных цветах, перекрашивание остановок, лавочек, «зебры» на проезжей части, придорожных столбов, заборов, «городской скульптуры», вывешивание одежды и белья — далеко не все варианты присутствия БЧБ-символики в беларусских городах сегодня. В бело-красные цвета перекрашивали даже тюки с соломой, которые сложены на полях. Оригинальное решение придумали студенты беларусских вузов: часть группы приходит в одежде белого цвета, часть — в одежде красного цвета, на занятиях группа рассаживается таких образом, чтобы образовать собой полосы БЧБ-флага.

Коммунальные службы, МЧС и «тихари» также упорно занимаются уничтожением и удалением БЧБ-символики из публичных мест, однако и тут начались сбои: в ходе описываемой недели было зафиксировано несколько случаев, когда работники МЧС отказывались снимать БЧБ-флаги, и это приходилось делать «тихарям».

Продолжается «позиционная борьба» у народного мемориала в районе ст. м. «Пушкинская. На описываемой неделе упорное противостояние развернулось также у мурала «Диджеи перемен» во дворе на ул. Червякова.

Своеобразной формой «отвоевывания» городского пространства стала распространяющаяся мода на «переименования»: после появления на прошлой неделе «Площади Перемен» в известном дворе на ул. Червякова, в других жилых районах Минска были провозглашены «Сквер Нины Богинской», «Площадь Марии Колесниковой», «Площадь Победителей», «Площадь Правды».

Акции протеста продолжают носить мирный характер, однако если «дворовые акции» сохраняют настрой «гуляний», то акции солидарности и особенно воскресные марши (с учетом их «целенаправленности») стали более «суровыми» по настроению. Кроме способов самообороны, которые появились ранее («сцепки», попытки «отбивать» участников акций при их задержании) на описываемой неделе протестующие стали использовать тактику срывания масок как с «тихарей», так и с сотрудников милиции в форме.

Надо отметить, что чем дальше, тем больше уличные акции, кроме протестного характера, наполняются компонентом солидарности. Любые репрессивные действия режима моментально отражаются в повестке протестующих: на предыдущей неделе это была солидарность со студентами, журналистами, ИТ-кампанией PandaDoc; на описываемой нами неделе протестующие моментально отреагировали на задержания спасателей ОСВОД, которые вытаскивали из воды и перевозили на другой берег р. Свислочь людей, прыгавших в воду, спасаясь от «хапуна» после «Марша единства» (6 сентября), а также на поступок сотрудников кафе O'Petit, укрывших у себя протестующих, из-за чего «тихари» разбили им стеклянную входную дверь. На воскресном «Марше героев» было много плакатов в поддержку арестованных членов КС: Лилии Власовой, Максима Знака, Марии Колесниковой. Каждый вечер (поскольку задержания стали ежедневной рутиной) люди собираются у РУВД, куда увозят задержанных, и т.п.

2. Требования протестующих и цели участия в акциях

Среди наших респондентов по-прежнему абсолютное большинство оказалось тех, кто на выборах 9 августа голосовал за Тихановскую как за «объединенного кандидата», «кандидата перемен». Наиболее частыми претензиями к сложившемуся до выборов порядку вещей остаются: отсутствие верховенства закона (когда «закон не для всех») и отсутствие развития, «застой», ориентация на прошлое, а не на будущее, отсутствие возможности изменить что-то «снизу».

Базовые требования протестующих не меняются: свобода политзаключенным, прекращение насилия и наказание виновных в нем, проведение новых честных выборов. Цели участия в уличных акциях формулируются по-прежнему как демонстративно-манифестирующие: показать, что нас много, показать, что мы есть, показать, что мы поддерживаем друг друга.

Наиболее распространенные ответы на вопрос, сколько еще готовы участвовать в акциях протеста: до конца, до победы, до честных выборов. Один из респондентов сказал, что «если ничего не изменится, пять лет буду выходить» (очевидно, до истечения следующего президентского срока). Причины, по которым люди сейчас считают возможным прекратить свое участие в акциях протеста, в основном объективного характера: здоровье, ограничение свободы, выдворение из страны. Некоторые говорят, что если потеряют работу и вынуждены будут искать способ заработка, у них будет меньше времени для участия в акциях протеста. Размышляют о том, что пугает эскалация насилия, и это могло бы стать причиной прекратить участие в протестах, но говорят при этом, что страх становится привычным и уже не останавливает. Важным остается участие других: позиция «пока люди будут выходить, и я буду» продолжает быть тоже довольно распространенной.

3. От «непротивления злу насилием» к самообороне

Активное сопротивление при задержаниях, «сцепки» и разные способы защиты других участников акций от задержания, особенно «тихарями», стали устойчивой тенденцией последних двух недель. Вместе с тем, сохранение мирного характера акций протеста остается важной установкой для многих участников.

Инициативы по формированию «народных дружин», «отрядов самообороны» воспринимаются с осторожностью. Большинство опрошенных говорит о том, что, с одной стороны, это правильно (и эмоционально люди явно устали от безнаказанности действий режима), а с другой — опасаются разного рода негативных последствий, начиная от эскалации насилия с обеих сторон и заканчивая тем, как это будет преподнесено официальной пропагандой. Тем не менее, большинство опрошенных согласны с тем, что какие-то более выраженные формы самообороны, защиты от беспредела на улицах должны появляться.

4. Координационный совет и его поддержка

Большинство наших респондентов уверено, что те формы давления на Координационный совет, которые выбрал режим, не эффективны. Принуждение покинуть страну, по мнению людей, не ведет к «выключению» членов КС из процесса, скорее, наоборот, позволяет более свободно действовать на «другом фронте», т.е. на международной арене. Встречаются суждения, что в КС много компетентных людей и задержания членов президиума КС не остановит его работу. Кроме того, четко выражена позиция, что что бы не происходило с КС, это не повлияет на протестную активность, поскольку она не порождается и не координируется «ни из какого центра».

При этом представления о том, что должен и может делать КС, также как и о том, что он актуально делает, довольно расплывчаты. Остается распространенным представление о Координационном совете как о безусловно полезной, но довольно невнятной структуре. Не очень понятно для многих прозвучала идея массового вступления в расширенный состав КС, которая на прошлой неделе стала озвучиваться более активно, в том числе Светланой Тихановской. Люди не понимают, в каком качестве можно вступать в расширенный состав и для чего это надо. Одни считают, что для того, чтобы записываться в КС, нужно обладать определенными компетенциями и предлагать какие-то направления работы, другие услышали в приглашении записываться в расширенный состав просьбу о солидарности и поддержке, третьи — начало формирования массового движения или партии. Если и определенный страх преследований, которые могут последовать за «записью» в КС.

5. Оценка реакции других стран на политический кризис в Беларуси

Воскресный «Марш героев» проходил накануне анонсированной встречи Лукашенко с Путиным, что отразилось в содержании плакатов (в основном апеллирующих к Путину и призывающих не вмешиваться во внутренние беларусские дела), появилась также специальный лозунг-кричалка: «Саша, выпей чаю — Путин угощает!», содержащая намек на отравление Навального. Однако эта встреча двух диктаторов явно не «задавала» повестку марша.

Большинство манифестаций на акциях протеста по-прежнему безразличны к внешнеполитической повестке, наши интервью также показывают, что основные надежды и опасения участников акций связаны с внутрибеларусским контекстом.

Действия Кремля оцениваются как «вызывающие сожаление» или «неадекватные», встречаются мнения, что Россия тоже поддержала бы «нас, а не диктатора», если бы «не один человек в Кремле».

Большинство респондентов благодарно за поддержку европейским странам, особенно Литве и другим балтийским странам, а также Украине.

Оценки решительности реакции европейских стран на кризис в Беларуси сильно различаются. По-прежнему встречается точка зрения, что другие страны не могут и не должны вмешиваться в беларусские дела и все должно решиться внутри страны, однако чем дальше, тем больше респонденты говорят о том, что мировому сообществу следовало бы использовать более эффективные средства давления на беларусский режим, чтобы вынудить его пойти на уступки. Веер предлагаемых инструментов довольно широк и зависит от того, насколько критичной представляется респондентам актуальная ситуация: от персональных санкций до введения миротворческих войск.

Об авторе:

Оксана Шелест — старший аналитик Центра европейской трансформации, кандидат социологических наук (PhD). Окончила отделение социологии Беларусского государственного университета, аспирантуру Института социологии Национальной академии наук Беларуси. Работала в Институте социологии НАН Беларуси: руководила сектором методики и практики оперативных исследований, занимала должность ученого секретаря, возглавляла отдел технологий социологических исследований. Является экспертом аналитической группы Агентства гуманитарных технологий. Лауреат Премии Международного Конгресса исследователей Беларуси в номинации «Социальные и политические науки» (2013).

Текст впервые был опубликован в блоге Оксаны Шелест в Фейсбуке:

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Другие публикации