Беларусь: вперед — по улице Советской

07.11.2017
Татьяна Мельничук, Русская служба Би-би-си

Общая протяженность улиц с названием Советская в городах и поселках Беларуси составляет 698 километров — больше, чем расстояние с востока на запад страны (650 км).

Задавшись целью проехаться по всем улицам Ленина, можно «намотать» 440 км; Октябрьские растянулись на 382 километра. Репортеры беларусской редакции Радио «Свобода», с помощью компании Яндекс посчитавшие эти расстояния, предупреждают: не учтены деревеньки, которых и на Яндекс-картах нет, но где единственная и главная улица уже столетие зовется Коммунистической, Социалистической, Революционной...

В Беларуси живы пионеры и октябрята — острословы сегодняшних дней переводят название последних на беларусский («октябрь» по-беларусски — «кастрычнік»), и получается двусмысленное: кастрычынята.

Местами оскопленная, где подрезанная, где подкрашенная советская идеология господствует в стране, где который год ищут по приказанию президента Лукашенко формулировку национальной идеи, пишет Русская служба Би-би-си.

Советский заповедник?

Президент Лукашенко публично запретил критиковать советских вождей, «включая Иосифа Виссарионовича Сталина», и не однажды высказал сожаление по поводу распада СССР.

Но памятники Ленину (их в стране сохранилось около 400), прежде в обязательном порядке венчавшие главную площадь любой административной единицы, во многих городках и райцентрах подвинули с главного места — в сквер, за угол, в сторонку.

Накануне нынешнего столетия Октября молодая художница Анастасия Гончарова изготовила голову Ленина из свиного холодца и прошлась, поместив свое произведение в коробку из-под обуви, по центральным улицам Витебска, периодически устраивая фотосессию. Перфоманс остался безнаказанным — даже выставку в Витебском центре современного искусства, где более суток экспонировалась 700-граммовая голова из холодца, официально закрыли не из-за этого «Ленина».

В Бресте, на западе Беларуси, центральная улица Советская стала пешеходной и тусовочной, сменив советскую атрибутику на рэп, джаз и стилизованные старинные фонари, которые, к радости горожан и приезжих, вручную зажигает в назначенный час пожилой фонарщик в дореволюционной униформе.

И даже главная газета страны — орган Администрации беларусского президента, которая официально называется «Советская Белоруссия», — давно переставила буквы в своей короткой аббревиатуре: СБ уже БС и расшифровывается как «Беларусь сегодня».

Эта сегодняшняя Беларусь разочаровывает многих желающих взглянуть на «советский заповедник» приметами современных трансформаций. И угнетает исследователей, констатирующих: время в Беларуси остановилось и как будто не знает, куда двигаться дальше.

«Пьяная походка»

Беларусы ориентированы на советское прошлое, привержены патернализму и оказались в ситуации двоемыслия, отмечает Кирилл Рудый — экономист, ранее работавший советником президента Лукашенко, а ныне посол Беларуси в Китае.

Книга Рудого «Потому что так решили мы: поведенческая экономика Беларуси и ее раскодирование» появится на прилавках 7 ноября и была презентована на только что завершившемся в Минске экономическом форуме.

Прежде чем выписать беларусской экономике и нынешней административно-командной системе рецепт «раскодирования», Кирилл Рудый весьма беспощадно обнажил жизненные установки беларусов, ориентированных на поиск страны-опоры, сильной личности, способной решать за всех, и живущих по формуле «лишь бы не было хуже».

Неопределенность принадлежности беларусов к русскому или западному миру, к коммунизму или капитализму, к государству или рынку расщепляет такие общественные ориентиры, как эмоциональность/сдержанность, индивидуализм/коллективизм, либерализм/консерватизм, дирижизм/авторитаризм (как формы патернализма), отмечает беларусский чиновник.

«Под влиянием двоемыслия принятие решений напоминает «пьяную походку», когда каждый следующий шаг не зависит от предыдущего и неизвестен самому идущему», — заявляет Рудый.

«В результате сочетаются рыночные отношения с административными, переплетаются разные формы собственности и системы управления, сосуществуют противоречивые инструменты регулирования, а прогресс достигается двусмысленными намеками и действиями», — констатирует он.

Сколько нас, советских

Процессы десоветизации Беларуси не приобрели системного характера, а прогнозы о «естественном отмирании» советской идентичности не оправдались, утверждает Оксана Шелест, старший аналитик Центра европейской трансформации, кандидат социологических наук.

В августе 2016 года ЦЕТ провел исследование, в результате которого обнаружилось, что четверть (25,6%) населения Беларуссии «часто» ощущает близость «с советским народом», еще 18,5% — «иногда», и только 22,8% «практически никогда» этой близости не чувствуют.

Среди часто ощущающих близость с советским народом отнюдь не только старшие поколения — 22,9% этой группы составляют люди в возрасте от 16 до 24 лет.

В том, что ситуация складывается так, — «заслуги» и действующей власти, и ее оппонентов, отмечает исследователь.

«Официальная беларусская идеология старательно транслирует советские образцы и нормы, во многом опираясь на героизацию и романтизацию советского периода в жизни страны, проевропейски же ориентированная часть беларусского гражданского общества слишком рано признала процесс десоветизации завершенным и сосредоточила свои усилия на иных фронтах», — отмечает Оксана Шелест, представляя исследование на портале EuroBelarus.Info.

Вперед! По улице Советской?

Замы по идеологии, отделы и управления идеологической работы есть на каждом беларусском предприятии и в каждом учреждении.

Брошюры со сложными формулировками, пытающиеся растолковать студентам суть государственной идеологии, соседствуют в интернете с изготовленными студиозусами шпаргалками — предмет-то приходится сдавать!

И хотя идеологический штат есть, идеологии посвящены учебники и инструкции, но четкой формулы, слогана, объединяющего людей и разъясняющего суть движения общества, — нет.

В январе 2014 года президент Лукашенко призвал лучшие умы страны сформулировать национальную идею на основе патриотизма и сохранности исторического наследия.

В начале года нынешнего Лукашенко констатировал: идеи нет.

«Мы не смогли ее административным образом сформулировать. Я все больше убеждаюсь, что, наверное, мы не пришли в своем развитии к той точке, когда бы эта идея ударила всех по мозгам и по сердцу. Я успокоился: раз общество ничего предложить не может, я тоже не могу придумать, даже боюсь, потому что это очень ответственно. Поэтому мы живем, как живем, без этой идеи. Ее нет, а хотелось бы», — признался Лукашенко.

По ощущению президента, этот слоган, эта идея должны быть посланием вперед, задачей для последующих поколений: «Вот наше будущее!»

Только пока получается — вперед по улице Советской?

Подписывайтесь на наш Telegram-канал
«Думать Беларусь»!


Другие публикации