Ну, за юбилей! Не чокаясь

12.11.2017
Владимир Мацкевич, философ и методолог — специально для «БелГазеты»

Спрятаться с головой под одеяло — отличная защита от Бабая, серого волчка и прочих воображаемых чудовищ. Но от реальных опасностей это не спасет: ни от пожара, ни от наводнения, ни даже от сильного мороза.

Пока существует реальная угроза, нельзя расслабляться, игнорировать ее и прятать голову под одеяло.

— Ну, вот и «красный день календаря», заканчивается твой год антикоммунизма и бесславный холивар.

— Год заканчивается, а коммунизм существует, и антикоммунизм поэтому будет существовать. А почему холивар бесславный?

— Ты же не победил коммунизм, даже антикоммунистическую волну не поднял, и даже коммунисты без энтузиазма празднуют юбилей Октября. Пусть и не бесславный, но вялый какой-то холивар получился.

— Да, коммунизм устал, поэтому и у антикоммунизма нет былой ярости. Но проблемы-то никуда не делись. И коммунизм может вспыхнуть, как в былые времена, когда из искры разгорелось пламя.

— Современный коммунизм все еще существует, тут ты прав, но он настолько измельчал, что уже никого не пугает. Ты так и не смог убедить общество в том, что рудиментарный атавизм коммунизма опасен и достоин осуждения.

— Да, не смог. Но ведь даже события 80-летней давности в нашей стране не осуждены.

— Ты имеешь в виду 1937 год?

— Да, грандиозное жертвоприношение, которое большевики из НКВД устроили в Минске на родине своей партии накануне 20-летия Октября.

— Ух ты! Как ты обозвал это событие — жертвоприношение! Как-то по-язычески, по-дикарски звучит.

— А как еще можно это назвать? Коммунизм торжествует, они уничтожили всех врагов, ликвидировали очаги сопротивления, провели коллективизацию, оболванили целые поколения своей идеологией. Зачем тогда эта резня, когда каждый день убивают сотни людей, да еще и специально отбирают перед праздником лучших: писателей, творцов, ученых?

— Ну, они убивали разных людей, без разбора.

— Да, но к 20-й годовщине устроили показательное жертвоприношение.

— Жертвоприношение имеет какой-то варварский смысл.

— Конечно. Они мумифицировали труп своего кумира, устроили варварское капище в своей столице. Кумир требует жертв, и они его ублажали.

— Ну, ты совсем уже низводишь коммунистов до каких-то дикарей. Они же не верили всерьез в мистику и то, что он «живее всех живых».

— Почему же? Это примитивная вера, точнее — суеверие. Примерно, как у людей, которые боятся черных котов. Всерьез они не верят, но в укромном уголке души это суеверие живет и диктует способ поведения. Так и обращенные в христианство в течение многих поколений приносят маленькие подарки к священным деревьям, уважительно ухаживают за бывшими капищами, отмечают старые языческие праздники. Да и до сих это продолжается.

— Да, языческие традиции живучи. Но они же безобидны.

— У цивилизованных народов они уже обычно безобидны. Но время от времени происходят помутнения сознания и начинается охота на ведьм, вспоминаются древние ритуалы. Но коммунизм не такой древний, он довольно свеж.

— Но ведь безобиден. Вот, скажем, коммунистическая молодежь собирается 7 ноября «брать телеграф» — такой символический перформанс, это же безобидно, даже мило.

— Конечно, пусть еще мосты берут, только бы банки не трогали.

— Ха-ха, к банкам их не пустят точно.

— Но тут важно, что они умеют только брать, отнимать, экспроприировать. Это в программе их партии, в идеологии, в коммунистическом языке, в сознании. И власть они могут только брать, силой, сразу или постепенно устанавливая диктатуру...

— Вот видишь, коммунизм — это диктатура пролетариата, а пролетариату никакая диктатура не нужна, нам бы по $500, и достаточно.

— Да, и тут нужен анализ и реальные выводы. Классики говорили о диктатуре пролетариата, а коммунистов всегда интересовала диктатура, но не пролетариата, просто диктатура. Поэтому коммунистические режимы в большинстве своем устанавливались в странах, где и пролетариата-то не было. Пролетариат коммунистам нужен только как ресурс захвата власти и ее удержания, как пушечное мясо.

— Вот как! А в чьих же интересах их диктатура и власть?

— В своих. Только в своих интересах. Вот, как у нас в Беларуси. В чьих интересах власть?

— Не знаю! Кажется, нет ни одной социальной группы или класса, который бы признал, что эта власть действует в его интересах.

— Да. Почти как разновидность коммунизма по Троцкому. Ни мира, ни войны! Ни рынка, ни плана! Ни нашим, ни вашим! Только власть не отнимайте!

— Так у нас троцкизм, получается?

— Ай, не увлекайся! Отдыхай, 7 ноября пока еще выходной. Жаль, что выпить за упокой коммунизма еще не время, хотя уже и пора бы.

— Ты все еще надеешься дожить до поминок по коммунизму? Тебя этот год антикоммунизма ничему не научил?

— Да, надеюсь. Хотя бы в одной отдельной стране. Коммунизм в одной отдельной стране невозможен, а вот покончить с ним можно и в одной стране. В Минске он начался, тут должен быть и похоронен. Чего я всем нам и желаю.

«БелГазета»

Подписывайтесь на наш Telegram-канал
«Думать Беларусь»!

Смотрите также:


Другие публикации