Отставка Назарбаева. Президент ушел, Елбасы остался

21.03.2019
Андрей Егоров — специально для «Беларусского Журнала»

Беларусские новостные ленты и социальные сети взбудоражила новость об отставке президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева. Бессменный авторитарный лидер Казахстана с 1990 года в своем телеобращении заявил об отставке с поста главы государства.

Воодушевление беларусов, связанное с естественным переносом ситуации на собственные печальные реалии, отдавало оттенком надежды: «ушел тот, уйдет и этот». К сожалению, эти надежды не совсем оправданы. Назарбаев, сложив полномочия президента, сохранил за собой полный политический контроль и остался фактическим правителем страны («лидером нации» — Елбасы), пишет директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров в «Беларусском Журнале».

Что же произошло?

В Казахстане разворачивается длительный транзит власти, не предполагающий существенного изменения политической системы. Все сверхцентрализованные авторитарные и персоналисткие режимы, включая и казахстанский, уязвимы в момент трансферта власти. Власть необязательно должна переходить к другому лицу — сложная ситуация возникает и в моменты передачи власти авторитарного лидера самому себе (выборы, ротация властных позиций для продолжения властных полномочий и т.д.).

Где-то эти процессы проходят более гладко (Азербайджан, Туркменистан), а где-то становятся причинами массовых волнений и революций (Армения). В Казахстане этот переход готовился довольно долго. Как минимум, отсчет следует начинать с начала 2017 года, когда сам Назарбаев заговорил о необходимости усиления парламентской демократии в стране. Вскоре, в марте 2017 года, были приняты поправки к Конституции Казахстана и некоторым конституционным законам, которые внесли ряд существенных изменений.

Во-первых, для Назарбаева была подготовлена специальная пожизненная позиция с политическими функциями. Для первого президента («в силу его исторической миссии пожизненно») на уровне Конституции и конституционного закона гарантированы:

  1. Контроль за разработкой законодательных инициатив по основным направлениям внутренней и внешней политики;
  2. Место главы в ряде ключевых органов — Совете безопасности Республики Казахстан; Конституционном суде, Ассамблее народа Казахстана (квазипарламентский совещательный орган).

Основной орган здесь — Совет безопасности, который имеет широкие полномочия и, главное, координирует деятельность силовых структур, центральных и местных исполнительных органов, а также анализирует законопроекты и контролирует исполнение нормативных документов. Хотя президент Казахстана формирует Совет безопасности, но в силу председательства Назарбаева, он тоже оказывается подчиненным Елбасы по должности.

Во-вторых, Назарбаев остался у руля правящей партии «Нур Отан». В отличие от беларусской системы, где нет официальной партии власти, в Казахстане «Нур Отан» имеет большое политическое значение. Сейчас партия контролирует абсолютное большинство в парламенте.

В-третьих, у парламента, в силу конституционной реформы 2017 года, выросло политическое значение, а у президента — снизилось. В частности, президент лишился права издания нормативных актов, равных по силе законам парламента.

Таким образом, уйдя с формальной позиции президента страны, Назарбаев сохранил за собой большинство необходимых ему властных полномочий.

Переход готовился давно, и отставка Назарбаева ожидалась, но конкретный момент объявления для многих стал неожиданным. Выбор момента интерпретируется по-разному: от ссылок на рост протестных настроений в силу экономического спада до удачного момента больших праздников перед наврузом.

Что будет дальше?

Сейчас мы наблюдаем первый этап фактической передачи власти. Основной вопрос здесь — это: кому именно эта власть будет передана? Среди возможных преемников называют экс-председателя Сената Казахстана Касыма-Жомарта Токаева, который стал исполняющим обязанности президента; первого заместителя главы Комитета национальной безопасности и племянника Назарбаева Самата Абиша; дочь Елбасы и нового спикера Сената Даригу Назарбаеву и некоторых других.

Полной ясности в этом вопросе пока нет, но в 2020 году пройдут новые выборы президента Казахстана, которые что-то могут прояснить.

Ожидается, что несколько лет все может продлиться в текущем режиме, без особенных изменений. Но вот действительно ли это будет так, спрогнозировать сложно. Пусть формальное, но все же переопределение властных полномочий задает иное пространство политической игры. Большую роль будут играть персональные амбиции и попытки разных кланов во властной элите воспользоваться этими шансами.

Так, а что же у нас?

В свете анонсированных конституционных изменений в Беларуси можно спекулировать об аналогичных движениях внутри президентской вертикали. Авторитарные лидеры учатся друг у друга и — анализируют ошибки друг друга в том числе.

Похожим трендом, например, являются спекуляции о демократизации Конституции Беларуси. Но этого слишком мало, чтобы что-нибудь утверждать надежно. Беларусская ситуация все же иная, и в силу разницы возраста Назарбаева и Лукашенко, и в силу различной внешней и внутренней политической конъюнктуры.

Беларусам стоит больше беспокоится о продолжающейся тайной подготовке конституционных изменений, за которым может скрываться все самое гнусное — включая сдачу независимости в пользу восточного соседа.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Другие публикации