Андрей Егоров: Власти также должны участвовать в проведении Учредительного собрания

03.12.2019
Игорь Ильяш, Belsat.eu

Общественная кампания в защиту независимости Беларуси «Свежий ветер» предлагает «перезапустить» беларусскую государственность через Учредительное собрание и объявить «четвертую республику».

Представитель кампании — политолог Андрей Егоров — рассказал в интервью «Белсату», как добиться проведения Учредительного собрания и какая судьба ожидает Александра Лукашенко после этого.

Основные тезисы проекта Учредительного собрания изложены в обращении, которое было на прошлой неделе распространено за подписями представителей «Свежего ветра» Андрея Егорова, Сергея Бульбы (Числова) и Михаила Янчука. В письме отмечается, что какие бы интеграционные договоренности не подписали Александр Лукашенко и Владимир Путин 8 декабря, их еще предстоит реализовать, а для этого необходимо внести изменения в Конституцию Беларуси. Президентские выборы и референдум по Конституции в 2020 году могут совместить, что в результате приведет к потере независимости. Авторы обращения считают, что альтернативой выборам-2020, которые будут обязательно сфальсифицированы, должно стать Учредительное собрание, «перезапуск» государства и провозглашение «четвертой республики» — свободной и демократической Беларуси («Свежий ветер» предлагает считать, что «первая республика» существовала в 1991-1994 годах, «вторая» — в 1994-1996 годах, «третья» — с 1996 года и по сегодняшний день). Фактически речь идет о том, чтобы заставить власти согласиться на избрание нового представительного органа (Учредительное собрание), который бы определил путь политической трансформации государства и конституционный строй Беларуси.

— Андрей, в своем обращении кампания «Свежий ветер» подчеркивает необходимость не допустить проведения в 2020 году президентских «выборов» и «референдума» по изменению Конституции (если он будет назначен). Фактически вы говорите о срыве «выборов»?

— Да. Это необходимая предпосылка для Учредительного собрания. Мы сначала должны взорвать легитимность существующего режима и повлиять на изменения состава избирательных комиссий, осуществить общественный контроль. А участие в этих «выборах» будет вновь означать поддержку действующего режима и его действий.

— Реально ли добиться того, чтобы люди не пришли на избирательные участки?

— Даже если смотреть по этим парламентским «выборам», то люди как раз на голосование не пошли. Скорее всего, в крупных городах выборы просто не состоялись. Люди понимают, что сегодняшние «выборы» не являются механизмом влияния на принятие решений в стране. Участие в «выборах» [оппозиционных кандидатов. — Belsat.eu] было в этом смысле игрой на стороне властей, т.к. привлекало людей на избирательные участки и создавало иллюзию, что выборы действительно есть. Если этого не будет, значительная часть людей может быть отвлечена на сторону альтернативы — инициативы проведения Учредительного собрания. Естественно, без массовой общественной поддержки эта инициатива невозможна. Власти сами по себе не пойдут на это.

— В этом году независимые наблюдатели говорили о значительном завышении явки во время голосования. Что по факту изменит бойкот «выборов»-2020, если власти все равно нарисуют нужную цифру явки?

— Без альтернативных кандидатов власти не смогут сделать картинку реальных выборов. Здесь очень важно, чтобы общество чувствовало четкую альтернативу, важно не играть в режимные игры. Тогда мы сможем действительно создать альтернативную реальность.

— В качестве альтернативы вы предлагаете проведение Учредительного собрания. Как это сделать? И каким будет механизм создания Учредительного собрания — через всенародные выборы или через делегирование представителей от общественных организаций, партий и т.д.?

— Думаю, частично это будет делаться через общие демократические выборы, а частично в Учредительном собрании должны присутствовать делегаты от общественных организаций, научных и профессиональных союзов и т.д. Но сначала надо добиться, чтобы выборы в Учредительное собрание были прозрачные и демократические. То есть, сначала нужно установить контроль над избирательными комиссиями, чтобы все проходило под контролем общественности. Этому должна предшествовать консолидация людей и диалог с властью под угрозой возможных акций общественного неповиновения. Власть также должна в проведении Учредительного собрания участвовать.

Важный момент: нужно гарантировать, что люди, которые избираются в Учредительное собрание, дальше не пойдут во власть. То есть, они должны создать концепцию «четвертой республики», новую Конституцию, но сами они не смогут получить каких-либо политических бенефитов.

— Диалог с властями должен происходить под давлением массовых акций протеста?

— Такая возможность и угроза существует, но я не рассматриваю ее как необходимую в любом случае. Самой угрозы массовых акций, массовых волнений, которые способны спровоцировать российское вторжение в Беларусь, может хватить. Я надеюсь, что ситуация в обществе будет такой, когда будет очевидной альтернатива и власти согласятся на диалог для того, чтобы страна просто не рухнула. Тогда обойдется без массового сопротивления, без революции.

— За 25 лет правления Лукашенко показал себя как политик, который как раз не идет на диалог и все споры решает силовыми методами. Почему сейчас он должен согласиться на диалог? Что изменилось?

— Изменилось несколько причин. Во-первых, довольно сложная ситуация в отношениях с Россией и существует угроза потери власти. Причем угроза эта идет не от беларусского народа, а снаружи. Поэтому чтобы удержать страну и хотя бы частично свою власть, чтобы получить гарантии безопасности для себя и своей семьи, Лукашенко необходимо будет вести диалог с обществом. В условиях наращивания давления со стороны России ситуация будет требовать консолидированных действий власти и общества. Во-вторых, сам Лукашенко должен понимать, что существует вопрос возраста — моложе он не становится. Рано или поздно вопрос транзита власти все равно надо решать. Все эти факторы могут повлиять на то, что диалог все же состоится.

— А как в рамках Учредительного собрания будет решаться вопрос власти? Останется ли Лукашенко?

— Пока сказать трудно. В ходе диалога условия будут выдвигаться одной и другой стороной, и этот конфликт интересов должен решаться посредством переговоров. Но, безусловно, хотелось бы, чтобы Лукашенко, как минимум, ушел в особую позицию, когда он больше не влияет на принятие значимых политических решений, но возможно сохраняет какую-то символическую должность с определенными гарантиями личной безопасности. Это каким-то образом можно зафиксировать в специальном законе. Анна Канопацкая уже нечто подобное предложила.

— Вы говорите, что вопрос власти решится через диалог сторон. Но должны ли быть для гражданского общества какие-то «красные флажки», за которые заходить во время переговоров нельзя?

— Должны быть требования, которые отстаивает демократическое сообщество. И вопрос перехода власти нельзя отдавать: это должна быть реальная принудительная переустановка, сегодняшний правящий режим должен измениться. Для меня важно, чтобы новый государственный строй был демократичным. Но форма реализации будет зависеть от договоренностей и компромиссов сторон, которые будут вести переговоры.

— На какой исторический образец перезапуска государственности вы ориентируетесь?

— Например, французские республики переустраивались через такого рода коммуникации. Было несколько форм существования государственности Франции и каждый раз это определяло Учредительное собрание. Это такой позитивный прецедент перехода. Частично также можно апеллировать к переходу, который осуществлялся после смерти Франко в Испании. Все это может быть определенными прототипами.

Присоединяйтесь к общественной кампании в защиту независимости Беларуси «Свежий ветер» — Канстытуцыя.бел!

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Другие публикации