Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 3

05.12.2019
Владимир Мацкевич, философ и методолог

Гражданское общество немыслимо без общественного мнения, а общественное мнение невозможно без средств массовой информации.

СМИ стали повседневной реальностью только со второй половины XIX века. Появились ежедневные газеты, которые быстро доставлялись к адресату. Появилась публика, день которой начинался с чтения утренней газеты, а вечер заканчивался в театре, кафе или клубе.

Гражданское общество в его современном виде зарождалось в городах, где повседневная жизнь активной части горожан протекала именно так. Типичными такими городами были Париж, Вена, Лондон.

В этих городах издавались ежедневные газеты, часто утренние и вечерние выпуски. Газеты были частными, а не государственными. Отсутствовала цензура.

Была развита инфраструктура кафе, баров, пабов, в которых случайно или организованно встречалась читающая публика и обсуждала прочитанное в газетах. Газет немного, поэтому контент для обсуждения у всех был один и тот же.

Долгоиграющий контент находил отражение в театральных постановках. После спектакля публика превращалась в толпу, возникали спонтанные митинги либо на театральном разъезде, либо в прилегающих к театру кафе. В Вене в кафе очень кстати пришлось изобретение братьев Тонет — венские стулья, которые использовались как импровизированные трибуны, на них становились в полный рост, чтобы обратиться к окружающим. Выступающие могли читать стихи или произносить политические речи. Публика и толпа еще не очень различались между собой.

Из такого интенсивного общения возникли городские движения. Театры и газеты — два главных фактора жизни общества в развитых городах в Западной Европе.

До появления ежедневных газет общественное мнение если и существовало, но не имело большого значения. Информация распространялась в местах непосредственного скопления людей, на рынках и ярмарках, на общегородских религиозных праздниках, на проповедях после богослужений в церквях. Общество в эту предшествующую эпоху было организовано в виде клубов, локальных сообществ. Это был век толп.

Публика отличается от толпы по способам порождения, получения и распространения информации. Именно тип СМИ определяет способ существования публики.

В странах Восточной Европы не было ежедневных газет, а если и были, то они издавались властями: разного рода «Городские ведомости» или официальные государственные газеты. Не было развитой инфраструктуры баров, кафе и театров. Во всяком случае, инфраструктуры и СМИ не хватало для того, чтобы создать тот свободный образ жизни, характерный для городов Франции, Англии, Западной Германии и Северной Италии. Такую повседневность в Восточной Европе можно было встретить в редких городах (Праге, Варшаве, Львове и т.п.). В Российской империи нечто подобное можно было встретить в Одессе, Вильне, Риге. Даже в столицах — Петербурге и Москве — такой образ жизни был экзотикой, встречался только среди университетской публики. Во всяком случае, до Первой мировой войны. Информационный шок обрушился во время Первой мировой на неподготовленное общество народов Российской империи.

В ХХ веке роль СМИ для управления публикой была осознана. И первыми этим инструментом стали пользоваться большевики в России.

Но особый случай в этом отношении можно наблюдать в Германии. Объединенная Германия состояла из двух больших частей. Восток — это Пруссия с характерными милитаризацией и этатизмом. Запад — это старые города с типичным для Западной Европы образом жизни, традиционной демократией. Прусские власти видели роль и функции СМИ и публики в западных землях, которые были подчинены Пруссии раньше центральной Германии, и стали использовать эти факторы в своих целях.

После Первой мировой войны изменился культурный ландшафт. На первое место в СМИ вышло радио, потеснив ежедневные газеты. Кинематограф потеснил театр.

Поэтому Ленин объявил кино «важнейшим из искусств», а Гитлер на полную мощность задействовал возможности радио.

Чем отличается радио от ежедневных газет?

Во-первых, скоростью донесения информации до потребителя. Сообщение может быть донесено до потребителя в момент порождения — прямой эфир. Автор получает возможность вещать публике напрямую, почти как оратор на митинге. В начале своего существования проводное радио и использовалось почти как на митингах. Громкоговоритель на столбе и толпа, которая слушает то, что звучит.

Во-вторых, способ потребления информации. Газеты нужно было прочесть, осмыслить и понять. То, о чем написано в утренней газете, произошло вчера, а не прямо сейчас. Поэтому информация с задержкой не требует непосредственной реакции и тоже осмысляется с задержкой. Когда информация из газеты обсуждается с другими людьми, она уже осмыслена и обсуждается слегка отстраненно, рассудительно, а не эмоционально. Информация из радио воспринимается сразу. И реагируют на нее эмоционально, а не рассудочно. И если толпа у громкоговорителя слушает сообщение, порождаемое прямо сейчас, она и реагирует здесь и сейчас. Без осмысления, но эмоционально. Люди видят эмоциональные реакции друг друга и заражаются этой эмоциональностью.

В-третьих, радио можно провести в каждый дом, и каналы распространения можно монополизировать. Сталин развернул широкую радиофикацию по всему СССР. Все слышали про электрификацию всей страны, но одновременно проводилась тотальная радиофикация. Порой радио проводилось в деревню раньше электричества. Сначала ставился столб с громкоговорителем, и всей деревней слушали официальные сообщения. Потом радиоточки проводились в каждый дом, в каждую квартиру.

Без радио тоталитаризм был бы невозможным. Традиционное общество обладает достаточным иммунитетом против газетной пропаганды и обычной агитации. Но против радио оно устоять не смогло.

В Западной Европе тоталитаризм столкнулся с сопротивлением публики, которая десятилетиями и поколениями была воспитана ежедневными газетами, неторопливым обсуждением информации в кафе и узких кружках. Поэтому даже радио в каждом доме не способно искоренить привычки реагировать рассудочно, а не эмоционально на любое сообщение.

Конечно, СМИ, газеты и радио — не единственный фактор, которым пользовались тоталитарные режимы для управления обществом и подавления гражданского общества. Я упомянул кино как «важнейшее из искусств» и «фабрику грез». Были еще армия, полиция и главный фактор — массовая школа. Но пока оставим эти факторы за рамками.

Развитие СМИ определяет и эволюцию гражданского общества. Очень грубо выделим пять периодов:

  1. Традиционные общества: информация из уст в уста — сословное общество — абсолютизм;
  2. До Первой мировой войны: ежедневные газеты и театр — публика — демократия;
  3. Между Первой и Второй мировыми войнами: радио и кино — гомогенизация общества — тоталитаризм;
  4. После Второй мировой войны: телевидение и массовые шоу — общество потребления — конвергенция тоталитаризма и демократии;
  5. Современность: интернет — атомизация общества — ???

Гражданское общество в каждом из этих периодов не похоже на другие. Но это все же гражданское общество.

Первые три периода исследованы и описаны очень хорошо, существует огромная литература об этом.

Четвертый период все еще является предметом исследований и дискуссий в академических и экспертных кругах. Литературы об этом еще больше, чем о первых трех периодах. Но ее качество оставляет желать лучшего.

Пятый период — это то, что мы имеем сейчас. Исследования его уже ведутся, но ничего определенного пока нет.

Некоторые аспекты этого периода я разрабатывал в политтехнологиях третьего поколения, в концепте консциентальной войны и др.

Читайте далее:

Текст впервые был опубликован в блоге Владимира Мацкевича в Фейсбуке:

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Другие публикации