Краткая политическая история современной Беларуси

17.02.2020
Владимир Мацкевич, философ и методолог

Наша политическая история выглядит как деградация структур. А сознание, разум, совесть и человеческое достоинство есть у граждан. И каждый гражданин способен сам решать, в чем ему участвовать, а в чем нет.

1991-1994:

  • Власть у советской коммунистической номенклатуры. Номенклатура растеряна и испугана, поэтому маленькая оппозиция в парламенте может ставить цели и проводить свои решения.
  • К 1994 году практически все в оппозиции к режиму коммунистических красных директоров.

1994:

  • Парламентская оппозиция резко теряет популярность. В оппозицию к номенклатуре уходят все слои населения.
  • Побеждает самый крикливый, напористый пустослов, которого поддерживают проходимцы, жаждущие дорваться до власти, урвать свой кусок и сбежать из страны.
  • Власть переходит к президенту и промосковским силовикам.

1994-1996:

  • Власть старается выбить финансовую и медийную опору оппозиции, настраивая свой электорат против нее. Не гнушается подкопом, шантажом и запугиванием. Заигрывает с электоратом и ищет союзников в России.
  • А оппозиция, несмотря на это, растет, расширяется. В оппозицию уходят «молодые волки», поддержавшие Лукашенко, но уже не нужные ему, бывшие депутаты, банкиры, «новые беларусы», академики, студенты, интеллигенция. Оппозиция разрознена, но выглядит сильной и многочисленной. Возглавляют оппозицию бывшие номенклатурщики, бывшие члены лукашенковской группы поддержки, люди, делающие вид, что ворочают большими деньгами.
  • И власть, и оторвавшиеся от партий оппозиционные депутаты бояться народа.
  • Противостояние заканчивается кремлевским десантом и государственным переворотом.

1997-2000:

  • Власть начинает разрушать гражданское общество, начинает вводить массированный фискальный контроль, убивает крупный и средний бизнес, преследует и закрывает независимые СМИ, «умиротворяет» БГУ и студентов других вузов, душит профсоюзы, убивает некоторых лидеров оппозиции.
  • Оппозиция отстранена от парламента и любой власти. Некоторые оппозиционеры куплены должностями в правительстве, но большинство вытеснено в маргиналы. В оппозицию ушли отставные министры, спикеры парламента, банкиры, топ-менеджеры некоторых госпредприятий.
  • Народ бузит на улицах. В этот период проходят самые массовые демонстрации протеста, последние значимые забастовки на предприятиях. Связь партий и верхушки оппозиции с уличной активностью очень слабая.

2001:

  • Власть полностью контролирует все области жизни и активности в стране. Не все получается с контролем политических процессов. В парламенте оказывается слабенькая оппозиционная фракция из 10 человек, запугиванием и подкупом ее уменьшают до трех. Ослабляется давление на бизнес, начинается неуверенный пока рост среднего бизнеса.
  • Оппозиция готовится к решительному бою. Среди потенциальных кандидатов на президентских выборах бывший премьер, бывший министр внешних экономических связей, глава одной из областей, председатель федерации профсоюзов, т.е. статусные и влиятельные люди. На финиш выходят только двое, отношения между их командами не складываются, и даже снятие одного из них не приводит к усилению другого. Все кандидаты — непартийные. Партии потеряли свое значение еще на предшествующем этапе.
  • Народ теряет интерес к политике и к оппозиционным лидерам.
  • Вместо выборов оказываются «выборы».

2001-2005:

  • Власть создает идеологическую вертикаль. Расставляет во всех госструктурах идеологических комиссаров, а всю номенклатуру вовлекает в квазипартийные структуры: «Белая Русь», БПСМ-БРСМ. Профсоюзы практически уничтожаются. Усиливаются государственные СМИ и добиваются независимые. На парламентских выборах окончательно устанавливаются политтехнологии третьего поколения, оппозиция не допускается в парламент ни под каким видом.
  • Оппозиция готовится к президентским «выборам» по сценарию предыдущих. Учитывая запоздалое выдвижение соперника нелегитимному уже и.о. главы государства в 2001 году, оппозиция выдвигает единого кандидата. Персона единого не устраивает партийных лидеров.
  • Народ недоволен, но к стихийным протестам не готов. Протестная часть активного народа концентрируется в «третьем секторе». Между активистами «третьего сектора» и партийной оппозицией нет взаимопонимания и солидарности, наоборот, разногласия нарастают. Гражданские активисты не считают «единого» от оппозиции своим лидером.

2006:

  • Власть ломает сценарий «единого кандидата» от оппозиции, выдвигая на первый план еще одного номенклатурного чиновника, незадолго до «выборов» ушедшего в оппозицию и купившего себе бесхозную партию.
  • Оппозиция не может перестроится и выработать новый план действий, сменить заведомо проигрышную стратегию. Силы оппозиции раздроблены.
  • По образцу киевского Майдана протестная часть народа организует стихийную Плошчу. Ни один из лидеров оппозиции не способен влиять на протестующих и не может воспользоваться Плошчай. Поведение проигравших кандидатов протестующие рассматривают, если не как предательство, то как неумные и неумелые действия.

2006-2010:

  • Власть сажает и морально ломает одного из кандидатов на «выборах», вместе с частью оппозиции начинает кампанию по травле другого кандидата. Режим получает полную победу над политической оппозицией и после «выборов» лишается возможности списывать на оппозицию проблемы страны. Больше никто ничем не мешает режиму делать все, что он хочет, он становится бесконтрольным. Режим делает ставку на силовые структуры. Численность милиции и других силовых структур доводится до рекордных значений не только для Европы, но и для мировой практики.
  • Оппозиция морально и организационно раздавлена. Какой-то протестный потенциал все еще сохраняется в гражданском обществе. Вместо старых и никому не нужных партий сообразительные лидеры оппозиции перенимают опыт НГО и создают квазипартийные движения: на базе христианской протестной активности — БХД, на базе остатков политизированных НГО — Рух «За Свабоду», из отколовшихся от партийных структур активистов и разрозненных протестных активностей — «Говори правду».
  • Народ? Народ уходит от политики. Попытки политизации НГО и профсоюзов встречают сопротивление как в самих НГО, так и партийных лидеров.

2010:

  • Позорные и самые глупые «выборы». Власть переигрывает сама себя. Вчистую выигрывая «выборы» по схемам политтехнологий третьего поколения, устраивает брутальный разгон Плошчы, применяет террор и пытки к политзаключенным. Но окончательно добивает оппозицию морально.
  • Оппозиция сохраняется только благодаря обрушившимся на нее репрессиям властей. Если бы Плошча не разгонялась и режим не удерживал десятки политзаключенных, то после «выборов» у оппозиции не оставалось бы никакого авторитета в обществе. Но политзаключенных жалели, у них был ореол жертв и искусственно поддерживаемый имидж героев.
  • Народ? Народ отворачивается от оппозиции, так же как отвернулся от власти.

2010-2015:

  • Власть полностью контролирует страну, лавирует между центрами силы в международной политике, оставляет оппозицию в покое, эксплуатируя фактор «жертв и героев» через удержание некоторых оппозиционеров в статусе политзаключенных. Главной заботой властей становится интеллектуальная оппозиция. Проводятся чистки в университетах, увольняются все инакомыслящие профессора и преподаватели. Уничтожаются независимые «фабрики мысли», даже социология. НГО заменяют ГОНГО. В качестве «независимых» экспертов на Запад выставляют подставных лиц.
  • От оппозиции остаются только фиктивные юридические лица. Актив партий сокращается до минимума. Интеллектуальная, культурная, научная и прочая элита отворачивается от оппозиции. Печальный опыт 2006-го и 20100го годов деморализует всех, кто был активен в этих кампаниях. Неофиты оппозиции, не травмированные этим опытом, совершенно безграмотны, не знают и не интересуются современной историей, верят лозунгам и пустым обещаниям. Политическая деятельность ритуализуется. Лидеры камлают в установленных «законом» и ЦИКом рамках.
  • Народ живет своей жизнью и своими заботами. Кто-то крутится, кто-то тунеядствует. Можно заметить рост неполитизированной обывательской общественной активности. Защищают животных, памятники, зеленые насаждения, жертв домашнего насилия, лиц нетрадиционной ориентации всех видов сортов: от ЛГБТ до традиционных семейных ценностей.

2015:

  • Электоральный процесс превращается в шоу с отвратительным сценарием, плохими актерами и с клакерами вместо зрителей. Власть спокойна. Она не может даже торжествовать от одержанной электоральной «победы», не то чтобы стыдно, но как-то некрасиво.
  • Оппозиция в состоянии клинической смерти. Появляется «новое поколение», безграмотное, наивное, с узким горизонтом видения и планирования.
  • Народ? Народ заботится о себе сам.

2015-2019:

  • Имея всю полноту власти в стране, беспрепятственно заправляя всем, чем можно и чем нельзя, режим доводит почти все отрасли экономики, хозяйства, культуры до полной разрухи. Жизнь в стране сохраняется только там, куда не дотягиваются руки государства. Имперская верхушка в России к концу 2018 года решает, что Беларусь уже полностью приготовлена к аншлюсу. Режим теряет опору в населении, не может ничем управлять, не способен к оздоровлению и санации. Кадровый потенциал исчерпан.
  • Оппозиция? Где? Что это такое? Где бывшие когда-то в оппозиции академики, банкиры, министры, деятели культуры и искусства? Остались только утомленные пенсионеры и наивные неофиты.
  • Народ. Разные общественные слои и группы выработали свои способы выживания, а некоторые даже и изыскали возможности для развития. Жизнь в стране не остановилась только потому, что госслужащие добросовестно исполняют свои обязанности на своих места, не взирая на коррупцию, глупость начальства, скудные средства и ресурсы. Обеспечение населения товарами и услугами перешло к частному или полугосударственному бизнесу, созданы почти европейские товаропроводящие сети, ритейл и все такое. Культура сохраняется и развивается там и тогда, где и когда ей удается спрятаться от государства. Народ научился жить без государства и вне режима.
  • И тут возникает угроза аншлюса и/или рейдерского захвата. Народу стало дело до режима. Обществу и гражданам нужна независимость страны от других государств и собственная независимость от режима. Режим впервые за многие годы стал опасен для народа. Не для каких-то отдельных групп интересов, которые с трудом понимают интересы друг друга, а для существования самого народа.

2020:

  • Режим больше так не может. Власть решила изменить сама себя. Готовится изменение Конституции и переучреждение страны.
  • Оппозиция просто не понимает, что происходит. Лидеры привыкли откликаться на призыв властей и играть свою роль в ритуальный отправлениях режима.
  • Народ игнорирует и режим, и несуществующую для него оппозицию режиму. Немного обеспокоен тем, что в политике ничего не происходит.

Понятно, что режим душил-душил оппозицию и наконец додушил. А чего нужно было ждать от него? Если это диктатура, то она и должна вести себя как диктатура: душить оппозицию и ей прекрасные порывы.

Виноват ли режим в том положении оппозиции, в котором она сейчас находится?

Безусловно, виноват! Это он сделал!

Но это была борьба.

Виноват ли проигравший в том, что его победили?

Проигравший — жертва. Жертву принято жалеть.

Пожалеем.

Но вопрос остается: виновен ли проигравший в поражении? Виновна ли оппозиция:

  • в том, что не смогла совершить импичмент в 1996 году и предотвратить государственный переворот?
  • в том, что потеряла поддержку элит, которая у нее была еще в 1999-2001 годах, и ничего не осталось сегодня?
  • в том, что никогда не могла консолидироваться и проявлять солидарность?
  • в том, что оттолкнула от себя гражданское общество, не только НГО, но всех?
  • в том, что своим участием уже больше 10 лет поддерживает политическое шоу режима?

Я убежден, что винить противника в том, что он тебя победил, это слабость и индульгирование, снятие с себя ответственности.

Проигравший виновен в своем поражении, потому что оказался слабее, глупее противника, не подготовился, не подумал, не разгадал замысла, приемов и ходов противника. В конце концов, в том, что ввязался в драку, не подготовившись, не решаясь побеждать, а поддавшись на уловку противника.

Признавая свою ответственность за поражение, проигравший может подготовится к следующему раунду битвы лучше. Накачать силу, набраться ума и опыта, стать хитрее противника, разгадывая его ходы, приемы и уловки.

И победить!

А пока! Пока вот так выглядит история через действия и события субъектов «производственных отношений на фоне деградации производительных сил».

Но это деперсонализированные силы: режим, оппозиция, народ! Я не называл никого по имени. Тут важна деградация структур.

А сознание, разум, совесть и человеческое достоинство есть у людей. У граждан.

Каждый гражданин способен думать самостоятельно. Сам решать, что ему делать, чего не делать, в чем участвовать, в чем не участвовать.

И каждый выбирает для себя:

  • Быть бессмысленным винтиком режима, кирпичиком в этой безумной вертикали?
  • Быть марионеткой в оппозиции, исполняя безумные ритуалы, предписанные властями?
  • Быть человеком и гражданином?

Текст впервые был опубликован в блоге Владимира Мацкевича в Фейсбуке:

Присоединяйтесь к общественной кампании «Свежий ветер» — Канстытуцыя.бел!

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Другие публикации