Владимир Мацкевич: Немного политической психологии, или Бихевиоральный анализ избирателя

27.06.2020
Владимир Мацкевич, философ и методолог

В 2010 году социологи зафиксировали забавное рассогласование. Отвечая после «выборов», за кого голосовали, 55% опрошенных из выборки ответили, что за Лукашенко.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

Но был еще один вопрос, звучавший примерно так: «На этих выборах победил ваш кандидат?» Утвердительно на него ответили только 30% из той же выборки.

Как понять несовпадение в 25%?

В 2010 году Лукашенко остался президентом, это значит — как бы победил. И, судя по соцопросу, победил таки большинством голосов. Почему же указали, что победил их кандидат не 55%, а только 30%?

Это же противоречит логике и эмпирике!

Да, логика тут ни причем.

Социология, как и экономика, строятся на допущении, что люди ведут себя разумно. Пусть не очень умно, но разумно по принципу. Разум тоже может ошибаться, и ошибается.

Но поведение людей не всегда разумно, поэтому обычная логика тут не годится.

Предположение, лежащее в постулатах социологии и экономики, в принципе верное. Но его необходимо рационализировать, т.е. изобрести такую логику, в которой снимаются эмпирически обнаруживаемые противоречия.

Или не заморачиваться с логикой, а попытаться понять через психологию.

Поведение аполитичного обывателя-избирателя можно описать эмпирически довольно просто.

Аполитичный обыватель принимает решение о том, за кого он голосует, только на избирательном участке, а чаще всего прямо в кабинке для голосования.

Это может казаться глупым, безответственным, аморальным. Как-никак сумма голосов избирателей решает судьбу страны, государства, общества и самого этого обывателя. А он, обыватель, принимает почти моментальное решение без анализа, без знания, просто так.

Можно и так относиться, но это тоже глупо. Этот факт просто нужно принять как факт и учитывать его в политической деятельности.

Да, именно так ведет себя большинство избирателей на выборах. И в странах с диктаторскими режимами, и в самых демократических странах.

Вдумчивые компетентные политики и политтехнологи знают об этом и стараются учитывать в своей деятельности.

Существует два основных способа учета этого факта в политтехнологиях:

1. Избиратель рационален.

Этот способ можно назвать принуждением к размышлению. В этом принуждении нет ничего плохого. Обывателю дают информацию. Много информации. Подготовка к выборам начинается за долго до самих выборов, за многие месяцы и даже годы.

В СМИ рассказывают о проблемах и побуждают читателя думать об этих проблемах. Рассказывают о решениях проблем с именами тех, кто эти решения предлагает, и раскручивают эти имена. Организуют собрания, встречи с избирателями, ведут с ними обсуждения, дискутируют, убеждают и переубеждают.

Всеми доступными способами побуждают обывателя к тому, чтобы он стал рациональным избирателем и пришел на участок для голосования с продуманным заранее решением.

2. Избиратель таков, каков он есть, и его выбор нерационален.

Этот способ можно назвать манипуляцией поведением нерационального человека.

При этом способе тоже стараются использовать СМИ, но дают не информацию о проблемах, а только создают привлекательный образ одних кандидатов и отвратительный образ других. В ход идут самые разные приемы: от цвета галстука и тембра голоса до откровенной лжи и гипертрофированных восторгов.

Но главным инструментом манипуляции сознанием обывателя становится знание психологии принятия моментальных решений.

Вот на этом моменте я сейчас и остановлюсь.

Манипулятивные технологии исходят из того, что люди принимают к сведению только ту информацию, которая касается лично их и входит в сферу их эгоистических интересов.

Так, самыми популярными являются новости о погоде. Но фермеров волнует опасность засухи, а жителей асфальта заботит только солнечная погода без осадков. Соответственно, о погоде они думают по-разному.

Кто-то читает биржевые сводки, а кто-то скандальные истории из жизни «звезд».

Одно дело, если Мариванна ушла от мужа, и другое дело — Анджелина Джоли.

Все новостные передачи на ТВ, соответствующие разделы в газетах и на сайтах всегда полны политической информацией.

Но большинство потребителей пропускает эту информацию мимо глаз и ушей. Привлекает внимание только то, что связано с популярными раскрученными именами.

Из политиков делают нечто подобное на «звезд» шоу-бизнеса.

Информация про Трампа, Жириновского, Лукашенко пользуется вниманием обывателей, а вот про Иванова, Гарфинкеля, Дмитриева и Черечня нет.

Можно устроить в СМИ хоть какой-то скандальчик с Черечнем, но это мало что даст, о нем забудут через день.

Политически активной публике кажется, что то, что ее волнует, знают все избиратели. Но это совсем не так.

Больше половины обывателей, а то и 80%, не помнят и не знают всего того, о чем гудели политизированные СМИ и соответствующие интернет-ресурсы в последние полгода.

Политизированные избиратели были удивлены, когда в ТЦ «Столица» собрались десятки тысяч поклонников Влада Бумаги, у которого миллион подписчиков, а они впервые услышали это имя.

Точно так же этот миллион фанатов понятия не имеют о том, кто такой Виктор Бабарико, и уж тем более — кто такие Дмитриев, Черечень и Цепкало.

Люди живут в информационных пузырях и замкнутых сетях.

В Беларуси есть люди, которые не знают, кто в государстве президент. Да, их немного, не больше чем тех, кто уверен, что Земля плоская, но они есть.

И вот все эти люди приходят на избирательный участок.

Спросите их, почему они туда пришли.

И вы не получите внятного ответа. Толпы людей ходят святить яйца, куличи и вербных котиков к храмам. Так принято. Точно так же толпы людей ходят на избирательные участки семьями с давних времен. Их деды с бабушками ходили, водили за руки наряженных будущих пап и мам, потом папы-мамы поступали точно также, и теперь потянуться вереницы повзрослевших внуков.

Так принято.

И этим людям никто не сказал, что этого можно не делать. Даже не нужно делать. Не рассказал о тех последствиях, к которым приведет их поход.

А если и рассказывали, то не для них, они пропустили эту информацию мимо ушей.

Ну, да ладно, с этим уже поздно что-то делать.

Теперь нужно озаботиться тем, чтобы, дойдя до кабинки для голосования, обыватель-избиратель поставил галочку в нужном месте.

Такой наивный избиратель узнает имена кандидатов только со стенда на участке, а самые стойкие — видят эти имена только в бюллетене.

И тут наступает критический бихевиоральный момент.

Куда поставит галочку такой избиратель?

Нужно так организовать бюллетень, чтобы «выбор» был не случайным, а нужным, «правильным», по понятиям политтехнологий третьего поколения (ПТ-3).

Рассмотрим теоретико-вероятностный выбор.

Начнем с дихотомии: в бюллетене есть только две альтернативы: «ДА» и «НЕТ».

Скажем, есть только один кандидат, за которого можно поставить «ЗА» или «ПРОТИВ». Почти что — орел или решка.

Распределение ответов при полном отсутствии информации о кандидате Х будет примерно 50/50.

Но кандидат известен. Пусть и не всем, но большинству. И тогда «выбор» будет сделан на основе симпатий-антипатий.

Можно ли сделать так, чтобы даже при огромной антипатии к кандидату Х проголосовали именно за него?

Конечно. Нужно затруднить «выбор» наивному избирателю, нужно наполнить бюллетень несколькими именами, совершенно незнакомыми обывателю, и, желательно, побольше.

В бюллетене 5-6 имен (в нашем случае: Бабарико, Дмитриев, Канопацкая, Лукашенко, Цепкало, Черечень).

Наивный аполитичный избиратель, который пропускал все политические новости, думая, что придет на участок и разберется, за кого голосовать, видит эти имена и спрашивает себя: «Кто все эти люди?»

Большинство из них знает только одно имя.

И как он, глядя в бюллетень, как баран на новые ворота, сам себе может ответить на этот вопрос?

Никак. Поэтому он ставит галочку против той единственной фамилии, которую знает.

Некоторые знают имя: Бабарико.

Но тут начинает работать фактор знания. Что именно наивный обыватель знает о Бабарико?

Некоторые лихорадочно вспоминают, где и когда они слышали это имя. В памяти всплывает что-то вроде: «То ли он украл, то ли у него украли».

А времени мало. Так и не вспомнив ничего толком, такой «избиратель» снова ставит галку за Лукашенко.

Вот так это работает.

Более сложный случай, когда избиратель, хоть и не вникавший в политические дискуссии, имеет хорошую память и что-то помнит о Дмитриеве, Канопацкой и остальных.

Тут он может позволить себе чуть-чуть порассуждать.

Шесть фамилий! Кого выбрать? Срабатывает «метод парных сравнений».

Например: кого выбрать — Лукашенко или Дмитриева?

Что-то плохое всплывает про Дмитриева. Ай, путь Лукашенко остается, чем этот.

А если сравнить Лукашенко и Канопацкую? То же самое.

И так со всеми.

Злонамеренные политтехнологи обязательно помогают таким нерейтинговым с отрицательным имиджем «кандидатам» попасть в список.

Тут для примера можно вспомнить выборы Зеленского в Украине.

Как это работало.

В первом туре участвовали:

  1. Игорь Смешко
  2. Олег Ляшко
  3. Александр Вилкул
  4. Руслан Кошулинский
  5. Юрий Тимошенко
  6. Александр Шевченко
  7. Валентин Наливайченко
  8. Ольга Богомолец
  9. Геннадий Балашов
  10. Роман Бессмертный
  11. Виктор Бондарь
  12. Юлия Литвиненко
  13. Юрий Деревянко
  14. Сергей Тарута
  15. Игорь Шевченко
  16. Инна Богословская
  17. Юрий Кармазин
  18. Владимир Петров
  19. Виталий Скоцик
  20. Сергей Каплин
  21. Александр Мороз
  22. Виктор Кривенко
  23. Василий Журавлев
  24. Илья Кива
  25. Андрей Новак
  26. Александр Ващенко
  27. Николай Габер
  28. Александр Соловьев
  29. Руслан Рыгованов
  30. Александр Данилюк
  31. Виталий Куприй
  32. Аркадий Корнацкий
  33. Сергей Носенко
  34. Роман Насиров
  35. Петр Порошенко
  36. Владимир Зеленский
  37. Юлия Тимошенко

Любой читатель в Беларуси является аналогом наивного аполитичного обывателя из Украины.

Посмотрите этот список. Какие имена вам знакомы? За кого вы проголосовали бы на тех украинских выборах?

Даже политически активным беларусам известны только три имени из этого списка, они и получили больше половины голосов. Самые подкованные узнали бы еще 1-2 имени из списка, не более.

В первом туре голоса были растянуты, во второй тур вышли Зеленский и Порошенко. При некоторой погрешности эти два имени были известны всем избирателям. И там уже работал имидж и протестное голосование.

Что можно вывести из бихевиорального анализа наивного избирателя для нашего случая, если к 14 июля будут зарегистрированы все шесть кандидатов:

  1. Бабарико
  2. Дмитриев
  3. Канопацкая
  4. Лукашенко
  5. Цепкало
  6. Черечень

Половина, если не больше, пришедших на участки обывателей, узнают только одно имя в списке. Про остальных они практически ничего не знают.

Самые продвинутые опознают два имени. Они будут ориентированы либо на имидж, либо будут голосовать протестно. Сколько это даст голосов Бабарико и Лукашенко?

Я не знаю.

Все остальные голоса распределятся между четырьмя другими кандидатами и Лукашенко в пропорции 2-3%, ну, 5% максимум, за Дмитриева, Канопацкую, Цепкало и Черечня. Но созерцание этих ничего не говорящих обывателю имен принесет Лукашенко 20-30% голосов. Лукашенко, а не Бабарико. По принципу «парных сравнений».

Именно для этого ЦИК и Ермошина вставляет таких кандидатов в окончательный список. Так было в 2010 году, и так может быть теперь.

Дмитриев, Канопацкая, Цепкало и Черечень не отбирают голоса у Лукашенко, а приносят ему голоса.

Вспомним социологию 2010 года. Как объяснить 25% из выборки, которые заявили, что не их кандидат победил на «выборах», при 55% голосовавших за победителя?

Эти люди шли на участки с намерением прямо там решить, за кого они будут голосовать. Они даже имели намерение голосовать за того, кто им понравится, лишь бы не за Лукашенко.

Но, увидев список из 10 кандидатов, они вели себя так, как я здесь описываю.

Имена альтернативных кандидатов им ничего не говорили. И они автоматически ставили галочку за единственного, кого знали.

Те же, кто чуть-чуть знали про Усса, Терещенко, etc., тоже отдавали свой голос Лукашенко.

Потом, отвечая на вопросы социологов, они точно помнили, что Лукашенко — не их кандидат. А кто их? Они либо не опознали его в бюллетене, либо забыли его имя после «голосования».

Все понимают, что такое фальсификации с урнами и бюллетенями.

Но это только полдела.

Основная работа на «выборах» делается задолго до того, как придет время фальсифицировать результаты голосования.

Манипуляциями сознанием при знании аполитичного психологии обывателя в ПТ-2 и ПТ-3 можно достигать результата даже без фальсификаций.

Просто машина фальсификаций запущена, и она должна выдавать продукт. Вот она и выдает 55% (достигнутых без фальсификаций только манипуляциями) как 86%.

Главная задача политтехнологов — обеспечить узнаваемость кандидата ко дню выборов.

Сколько бы ни было сторонников у кандидата, как бы ни была сильна его команда, это не имеет значения, если известность кандидата в генеральной совокупности меньше 30-40%.

Какова сейчас известность Бабарико, Дмитриева, Канопацкой, Лукашенко, Цепкало, Черечня?

Оперативной информации об этом у нас нет.

С высокой уверенностью можно сказать, что известность трех из этого списка близка к нулю, и она заведомо ниже статистической ошибки выборки.

Сомнения могут быть только относительно Цепкало. Возможно, что о нем среднестатистический обыватель что-то слышал, и его известность может быть измерена и принята в расчет, но это мизер в пределах 3-5%.

У Лукашенко с оговорками известность стремится к 100%.

Интрига сохраняется только в отношении Бабарико.

Вся политизированная часть общества его знает.

Но большинство избирателей увидят это имя только в бюллетене, в лучшем случае — на плакате на участке.

Если бы в бюллетене было только два имени: Лукашенко и Бабарико, то можно было бы рассчитывать на протестное голосование. Но это не точно.

Если в бюллетене будет шесть имен, ни на какое голосование рассчитывать не приходится. В психологии нет абсолютных законов, так — закономерности. Но и против них не попрешь.

Текст впервые был опубликован в блоге Владимира Мацкевича в Фейсбуке:

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Другие публикации