Владимир Мацкевич: Традиция и технология

28.12.2020
Владимир Мацкевич, философ и методолог

В информационную эпоху, в XXI веке, при новом технологическом укладе победить традиционный совок и традиционную архаичную диктатуру можно только технологично.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

Читайте начало:

* * *

Часть 11

27 декабря 2020 года

У режима, ни у Лукашенко, ни у кого из идеологов и генералов режима, нет плана, программы, стратегии, видения будущего, теории, ничего подобного.

Его оппоненты думают, что раз у режима нет ничего подобного, то его и победить можно без всего этого, на одном энтузиазме, эмоциональном подъеме.

Это заблуждение, преступное заблуждение.

Режиму не нужна теория, стратегия, планы и программы. Никому из тех, кто работает на режим и защищает его, не нужно ничего объяснять, рассказывать, учить. Им всё ясно и так. Ясно, понятно, даже вопросов не возникает, почему и зачем на режим работать, защищать его, давить врагов.

А вот с противниками режима, с новой и старой оппозицией — всё иначе. Протестующим массам, политикам, общественным деятелям, обеспечивающим протесты и защиту пострадавших от репрессий всё нужно объяснять, им всему приходится учиться, узнавать новое и о себе самих, и о стране, и о противнике.

Это ставит режим и его противников в неравное положение.

Режим может нас победить без интеллектуального обеспечения, без обращения к культуре, без планов и стратегий.

А мы не можем победить режим без всего этого.

Почему?

Чтобы это понять, нужно разобраться с традициями и технологиями, с сильными и слабыми сторонами этих главных типов коллективно-распределенной деятельности (КРД).

Сначала немного о термине «технология». Поскольку все современные веяния и инновации приходят к нам почти всегда на английском языке, то значение термина technology постепенно сужается до совокупности железяк и операций с ними. Исключение допускается только для «информационных технологий».

Но исходное значение этого понятия куда шире.

Вот даже «Википедия» это знает:

«Технология (от др.-греч. τέχνη — искусство, мастерство, умение; λόγος — «слово», «мысль», «смысл», «понятие») — совокупность методов и инструментов для достижения желаемого результата; в широком смысле — применение научного знания для решения практических задач. Технология включает в себя способы работы, ее режим, последовательность действий.

Технология является сравнительно новым, многогранным термином, точное определение которого ускользает из-за постоянного развития смысла этого понятия, как самого по себе, так и взятого в отношениях с другими, такими же широкими понятиями: культура, общество, политика, религия, природа».

Поэтому когда мы говорим о технологиях, то в это понятие нужно включать всё то, что в американской практике представляет собой комплекс: Technology + Knowledge Bases + HRMS (human resources management system) + Training and development и мн. др.?

В узком смысле можно говорить о безлюдных technology.

Но даже такие безлюдные технологии сделаны людьми, и без знаний, без людей, без обучения, тренировки и развития людей мы ничего не поймем про технологии.

Древние кузнецы, шорники, виноделы обходились без НАУЧНЫХ знаний, но не без знаний вообще. Они много должны были знать и многому учиться, тренироваться, совершенствоваться. Но их обучение было традиционным.

Как традиционным способом возводили пирамиды, храмы, дворцы и обычные дома, что теперь делается технологично.

Технологично производится вино, технологично обрабатываются метали и шкуры животных.

Всё, что раньше делалось традиционным способом, сейчас делается технологично.

И традиции, и технологии — это способы организации деятельности людей, коллективно распределенной деятельности, когда одни люди делают одно, другие — другое, но в результате получается нечто целое.

С коллективной деятельностью в области социальной и гуманитарной действительности — то же самое.

Государства и общества могут быть традиционными и могут быть открытыми. Открытыми = технологичными.

В чем разница между этими двумя главными формами организации КР?

В первую очередь — в знании.

Про кузнечное ремесло и виноделие я уже сказал. Древние кузнецы и виноделы знали, что и как делать, но это знание было ненаучным. Они не писали формулы железа, не высчитывали долю углерода в массе железа, просто плавили в тигле руду с древесным углем и выжигали излишки. Они не изучали физиологию дрожжевых грибков, не знали о спирте, хотя и умели его выделять из браги и делать чачу.

Сейчас всё это тоже можно делать традиционным способом, только учат этим способам в школе и на основе научных знаний.

А как раньше учились? Просто. Смотрели, что делает мастер или авторитетный человек и повторяли за ним.

Традиционное обучение обходится без теоретического знания. Даже без понимания. Важно освоить операции и действия и научиться делать их точно так же, как делали другие.

В управлении государством и организации общественных процессов — то же самое.

В традиционных обществах даже топ-чиновники просто повторяют то, что делали их предшественники, поступают так, как поступают авторитетные вожди, начальники, харизматики.

Им не нужно изучать общество, штудировать теорию государства и права.

Они знают то, что знали те, кто был на этих должностях до них. Они знают, «как всё устроено на самом деле».

Это не врожденное знание. Они это выучили.

Но выучили без критики, без сомнения и понимания.

В этом огромное преимущество традиции перед технологией — не нужно мыслить, сомневаться, критически относиться к каждому решению. Все решения предзаданы, известно, как нужно себя вести и действовать в каждой ситуации. Не нужно выяснять и разбираться, что правильно, что эффективно, что целесообразно.

Всё нормосообразно. Действуй по норме, заданной раз и навсегда — и получишь одобрение всех, кто работает вместе с тобой.

Более того, ты знаешь, что они действуют так же. У вас со всем коллективом одни и те же представления о целях и способах их достижения.

Поэтому те, кто придерживается традиции, действуют согласованно, как единый организм.

Даже если не достигается цель, традиционные коллективы это не останавливает. Они продолжают действовать так, как действовали.

Иначе нужно усомниться в нормах и способах деятельности.

Сомнение останавливает. Вместо того, чтобы действовать (прыгать, трясти), приходится ДУМАТЬ. Думать и критически относиться ко всему вокруг, ко всем, кто рядом, и к самому себе.

Но людей традиционного общества этому не учили. Не учили критическому мышлению. Их учили правильным в рамках установившейся традиции нормам, поступкам, действиям.

Критическому мышлению можно научиться только в теоретическом познании мира.

Традиция не может быть НЕПРАВИЛЬНОЙ в глазах человека традиционной закалки, традиционного общества.

Это теории могут быть правильными и неправильными, верными и неверными, полезными и бесполезными.

Теории содержат знания, которые нужно сравнивать между собой, сомневаться во всем, что выдается за знание, критически эти знания промысливать, отбрасывать неверные и принимать верные, отказываться от бесполезных и руководствоваться полезными.

А в традиции ЗНАНИЯ вечны и неизменны. Уж если что-то знаешь, то это истина.

И на вопросы, почему это так, а не иначе, традиция дает один ответ: «Потому что это так, так было всегда и всегда будет!»

Откуда деревенский кузнец мог знать, почему нужно класть в железо столько-то угля? Это было опытным путем проверено поколениями кузнецов до него. И любой эксперимент вел бы к браку, к халтуре. Поэтому любознательному ученику, интересующемуся, зачем и почему, кузнец давал подзатыльник и требовал делать так и никак иначе.

Откуда министры и генералы режима знают, что нужно делать?

А вот оттуда! Так делали их предшественники. А те делали так, как делали советские министры, генералы, полковники и управдомы эпохи застоя. Застойные министры, генералы и управдомы блюли традиции Великой Отечественной войны и Великой Октябрьской революции. Блюли и не отступали ни на шаг, ни влево, ни вправо, поскольку точно ЗНАЛИ, шаг влево — уклонизм, шаг в право — ревизионизм.

Так жили, так живем и так будем жить.

Правда, в истории был неприятны момент — Перестройка. Это было время слома традиций, попытка отказа от традиций и вечного неизменного ЗНАНИЯ обо всем, о том, что и как правильно.

Я сейчас не буду рассказывать об ошибках и всех глупостях Перестройки.

Упомяну только одну.

Многие деятели того времени мечтали заменить одну традицию другой.

А это невозможно.

Так деятели нашего беларусского Адрадження мечтали возродить досоветские традиции. То есть, отказаться от советских традиций и «вернуться» к «традиционным ценностям» ВКЛ или еще чего-то там.

Это очень глупо. И вот почему!

Традиции не нуждаются в теориях, планах и программах. Они ЖИВЫЕ. Традиции определяют жизнь и деятельность тогда и только тогда, когда они живы. А все живое — смертно.

Если дерево умерло, то из него нельзя срубить или склеить новое дерево. Было дерево — стала древесина. Это две большие разницы.

Иное дело — технологии. Можно разобрать машину, а потом собрать заново. И это будет та же самая машина. Может быть, даже лучше.

Традиции и технологии — это принципиально разные формы организации КРД.

Традиция — естественная форма, или организмическая. Она, как организм, действительна, пока ЖИВЕТ, а когда умирает, то становится чем-то совсем другим.

Технология — искусственная форма, или конструктивная. Она не живая, зато ее можно разбирать и собирать заново, и это можно повторять несколько раз.

Когда традиция умирает, ее можно заменить только технологией.

То есть, конструктивной формой организации. Организации любого материала, будь то природный материал (железо, древесина, кожа и кости трупов животных и т.п.), будь то социальный человеческий материал.

Бабушки в деревне помнят традиционные песни и обряды, ткут и вышивают традиционные рушники и радюшки. Их никто не учил петь, ткать и вышивать, они научились сами, подражая своим мамам и бабушкам.

Можно спеть обрядные фольклорные песни и теперь в городе и на сцене. Но этому нужно учиться в консерватории, изучать фольклор, тренировать голос, развивать манеру. Без этого никак.

Если сейчас и можно традиционным образом научиться петь, то только попсу, советский шансон.

Можно и теперь ткать и вышивать так, как это делали наши далекие предки. Но теперь это доступно дизайнерам и художникам.

С госуправлением и общественными процессами — всё то же самое.

Они (режим) усвоили советский образ мысли, действия и поведения. Они его ЗНАЮТ. И им не нужно его понимать. Они так ЖИВУТ и не могут иначе.

А мы так не хотим, не можем, не умеем.

Но проблема в том, что мы не умеем никак. У нас огромный зазор между ХОТИМ и МОЖЕМ. И этот зазор можно заполнить только тем, что мы УМЕЕМ или НЕУМЕЕМ.

А этому нужно научиться. И никак не традиционным способом. Нам просто некому подражать. Всё нужно делать самим.

Мы можем ЗАХОТЕТЬ возродить традиции ВКЛ.

МОЖЕМ ли мы воплотить это хотение в ЖИЗНЬ?

Отчего ж нет. Но возродить не как традицию, а только собрав как новую технологию.

Потом если собранная нами конструкция просуществует несколько поколений, она тоже может стать традицией.

Технологии оЕСТЕСТВляются, пускаются на самотек и могут становиться традициями.

Традиции оИСКУССТВляются. То есть, осмысляются и познаются в теории, анализируются (т.е. разбираются на составные части) и потом собираются как технологии.

Но для того, чтобы из конструктивных элементов собрать целое, нужна СХЕМА сборки.

Поэтому технологии нуждаются в СХЕМАХ.

Схемы в технологиях (в технологическом укладе) нужны разные.

Схемы — это то, что организует знание, т.е. теории и базы знаний. Теории одни для всех участников КРД, а вот базы знаний для каждой позиции в разделении труда разные.

На базе теорий строятся планы, программы и стратегии.

Для индустриальных технологии базы знаний поставляет наука. На научных теориях строится инженерия, дизайн, конструкторское знание.

Для государственного строительства, для развития гражданского общества, для победы в революции нужно специальное знание — гуманитарное, социальное, культурное.

И соответствующие теории.

На базе этих теорий строятся гуманитарные технологии, политтехнологии, социальные программы, планы и проекты реформ, революционные стратегии.

Вот поэтому у нас тормозит революция.

Наши революционеры имеют очень плохую теоретическую подготовку.

А уж в технологиях вообще ни бельмеса.

Нет технологий без теорий. Нет конструкций без схем сборки, технологических карт, стандартов и нормативов.

К гуманитарным технологиям это относится в такой же степени, как и к индустриальным и информационным.

Справедливости ради, нужно признать, что кое-какие действия в 2020 году были технологичными.

Но это обрывочные цепочки технологий, не позволяющие собирать целостность.

Так, пиар-технологии, маркетинговые технологии применялись и видны.

Нельзя не заметить увлечения информационными технологиями у «Честных людей», «Голоса», «ЗУБРА» и т.п.

Но это всё — частные случаи. Примерно, как греть электрический утюг с оторванным сетевым шнуром на газовой горелке.

В информационную эпоху, в XXI веке, при новом технологическом укладе победить традиционный совок и традиционную архаичную диктатуру можно только ТЕХНОЛОГИЧНО.

Для победы нужны социальные, политические и гуманитарные технологии. Современные технологии.

Общество наше уже изменилось, оно соответствует XXI веку и его требованиям, а вот наши «технологи» — нет. Поэтому мы и застряли в нашей революции на стадии: «ХОЧЕМ, но НЕ МОЖЕМ».

Текст впервые был опубликован в блоге Владимира Мацкевича в Фейсбуке:

Читайте далее:

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by


Другие публикации