Андрей Егоров — о возможном референдуме: Лукашенко больше не гарантирована лояльность ни одного чиновника

05.01.2021
«Салідарнасць»

К заявлениям о перераспределении полномочий Лукашенко подталкивает логика политического момента, когда люди требуют, чтобы он ушел. При этом сам он хотел бы разрешить кризис, оставшись у власти.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

31 декабря Лукашенко заявил, что на т.н. «Всебеларусском народном собрании» менять Конституцию не будут — это возможно только через референдум. О том, почему эти планы Лукашенко выглядят слишком нереалистично, старший аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров рассказал в экспресс-комментарии «Салідарнасці»:

«Все, начиная от введения «чрезвычайного положения» до всевозможных заигрываний, диалогов, визитов в онкологические центры, которые нужно было делать в первую волну коронавируса, и тогда, может, все было бы по-другому для Лукашенко, — все это он делает, чтобы снять напряжение в обществе и разрешить политический кризис.

«Всебеларусское народное собрание» (ВНС) тоже, по его мнению, один из путей к разрешению кризиса, поэтому он включает туда всякие обещания по поводу снятия президентских полномочий, их перераспределения и т.д.

Всего этого требует логика политического момента, потому что люди желают, чтобы Лукашенко ушел, и он вынужден делать подобные заявления.

Но он хочет разрешить политический кризис и одновременно остаться у власти. И в этом главное противоречие. Потому что одной из базовых претензий для разрешения кризиса как раз и является отстранение Лукашенко от власти.

Лавируя между необходимостью уйти и возможностью сделать это, он городит противоречие на противоречии, и, конечно, будет лгать и изворачиваться до последнего. Верить никаким его нынешним заявлениям нельзя», — убежден Андрей Егоров.

Любые политические инициативы Лукашенко, будь то ВНС или референдум, вызовут предсказуемую реакцию общества. Однако шанс придать легитимность этим мероприятиям, по мнению политолога, все-таки есть:

«Разрешить политический кризис путем ВНС можно только при условии выполнения базовых требований: выпустить всех политзаключенных, включить их в состав делегатов ВНС, позволить в трудовых коллективах выдвигать делегатов демократическим путем, под контролем общественности.

Разговоры о референдуме могут свидетельствовать о том, что они решили все-таки идти путем имитации демократических механизмов принятия Конституции и не решились на прямое изменение документа.

Ведь могло быть иначе: допустим, объявить ВНС конституционным органом и просто назначить нам новую Конституцию, а потом прогнать ее через парламент без всякого референдума.

Другое дело, что легитимизировать в глазах общества референдум нет никаких вариантов, кроме опять же разрешения политического кризиса, т.е. освобождения политзаключенных, переговоров с новой оппозицией... Иначе общество вряд ли примет результаты этого референдума как легитимные, и мы в придачу к нелегитимному президенту получим еще и нелегитимную Конституцию», — размышляет политолог.

В то же время, он не исключает, что при проведении референдума властям придется столкнуться не только с трудностями политического восприятия, но и с проблемами технического характера:

«Чисто технически референдум — это мероприятие, которое требует мобилизации очень большого количества человеческих ресурсов. Даже если организаторы пойдут по стандартному пути фальсификаций, им все равно нужно будет поменять весь состав избирательных комиссий.

Они, конечно, смогут снова назначить всех членов, ведь в тех же исполкомах, школах, на госпредприятиях люди продолжают работать. Но изменилась ситуация. Люди пережили колоссальную травму во время последних «выборов». В связи с этим, думаю, больше не гарантирована лояльность ни одного чиновника, даже из тех, кто уже неоднократно принимал участие в фальсификациях выборов.

Уверенности в лояльности людей больше нет, потому что они тоже с августа переживают кризис, потому что произошедшее могло коснуться кого-то из родственников или знакомых. То есть, даже будучи технически назначенными, совершенно не известно, как сейчас себя поведут эти люди.

Плюс мы им не очень позволим фальсифицировать, потому что мы уже более организованные, сформированы целые сообщества, а не просто отдельные люди. Уровень мобилизации выше и качественнее. Мы сможем четче контролировать.

В общем, возникает много нюансов, которые не позволят легко провести фальсификацию. А скорее всего, вообще не позволят какие-либо фальсификации.

И все это, конечно же, как любая политическая затея будет проходить при новом витке общественной реакции. Люди будут протестовать и показывать свое несогласие», — отметил Андрей Егоров.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Другие публикации