Депрессивный город? Почему Борисов выглядит аполитичным даже по сравнению с соседним Жодино

08.01.2021
Татьяна Михайлова, EX-PRESS.BY

В Беларуси происходит демократическая революция. Однако революционные проявления в Борисове единичны. Город выглядит депрессивным и аполитичным по сравнению со столицей и даже соседним Жодино.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

EX-PRESS.BY разбирается, что может изменить ситуацию.

«Прямо по Ленину»

По словам старшего аналитика Центра европейской трансформации Андрея Егорова, события, которые происходят в Беларуси после президентских «выборов», нельзя называть просто протестами:

«Это революция потому, что в Беларуси существует классическая, прямо по Ленину, революционная ситуация, Большинство людей хотят жить по-новому. Но верхи, беларусский правящий режим, элиты не хотят дать людям возможность перемен».

По его словам, конфликт приводит к тому, что общество начинает, в том числе, протестовать. Речь идет не о конфликте отдельной социальной группы людей и власти, как это было до 2020 года, а о сдвиге самосознания масс, который можно сравнить по масштабам только с переходом от советской системы к независимости в 1988-1992-х годах.

Андрей Егоров отмечает еще один признак революции:

«Сложно назвать хоть какую-то социальную группу в стране, которая не была бы вовлечена в революционное движение».

О демократичности революции говорят требования людей:

«Беларусы хотят двух вещей: они выступают за возвращение справедливости — требуют прекратить насилие, расследовать факты применения силы и нарушения закона в послевыборный период, прекращения правового дефолта. Беларусы хотят нормального функционирования демократических институтов: разделения властей, сменяемость власти, проведения повторных выборов под контролем общественности и по международным стандартам».

А что в Борисове?

В то время как в Минске и в соседнем Жодино каждые выходные проходят протестные акции, люди собираются на улицах и во дворах, в Борисове все относительно тихо и спокойно.

Конечно же, протесты и задержания были. Только 9 августа в городе жестко задержали около 30 человек.

После этого в Борисове на улицы выходили девушки с цветами, а 15 августа на центральной площади города собрались сотни борисовчан, они прошли колонной по городу с флагами, выкрикивая: «Уходи!» и «Жыве Беларусь!». Задержаний в этот день не было.

После этого EX-PRESS.BY записывал интервью с теми, кто пострадал во время или после протестов, кого вызывали в милицию и оставляли там на сутки, кого увольняли с работы из-за активной гражданской позиции. Но эти случаи — скорее исключения из правил. По-настоящему массовых протестов в Борисове после 15-16 августа не случилось. К общенациональной забастовке официально присоединился только один человек.

На улице большинство опрошенных борисовчан высказались против протестов. Те, кто, возможно, был и «за», просто побоялись говорить на камеру.

Кто виноват?

Политолог Андрей Егоров отметил, что в регионах по сравнению со столицей гораздо больше форм социально-политического контроля. Одной из них является контроль занятости. Люди привязаны к месту труда гораздо сильнее, чем минчане. Страх потерять работу гораздо выше. Вот я выйду на протест, потом не устроюсь, а что будет дальше?

Борисов, к сожалению, продолжает оставаться депрессивным городом с отсутствием успешных бизнес-проектов, без развитой интеллектуальной и творческой среды. Даже в сравнении с соседним Жодино в этом плане мы проигрываем.

Что делать?

Андрей Егоров говорит о том, что демократическая революция происходит и в регионах, но в разной степени активности:

«Актив протестующих, скажем, в университете — это 50 человек. Людей, которые присоединяются к различного рода акциям — сотни. И если вы спросите, сколько лояльных к ним людей, они ответят, что процентов 80-90. Если вы спросите у заводчан, они расскажут о примерно такой же структуре организации», — утверждает политолог.

Таким образом, политическая активность Борисова вырастет, если увеличится либо количество активных групп, либо организованность или количество этого актива.

Кроме того, Андрей Егоров отметил еще одну особенность «демократической революции» — высокий уровень самоорганизации людей:

«Дворовая локальная самоорганизация — это что-то невообразимое. Такого объема солидарности и самоорганизации людей мы не видели даже во время COVID-19. Это не единицы, это тысячи таких комъюнити, дворовых сообществ и объединений, если посчитать только по чатам. Эти сообщества пытались искусственно развивать в гражданском обществе с середины 1990-х годов — и ничего не получалось. А тут они появились и развились меньше, чем за полтора месяца», — подчеркивает политолог.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Другие публикации