Владимир Мацкевич: Критика «плана победы» клуба Светланы Тихановской

13.02.2021
Владимир Мацкевич, философ и методолог

Нам нужно побеждать, поэтому придется начинать всё сначала.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

Что мы говорим, когда говорим «план»?

Словом «план» в просторечье называют проекты, программы, стратегии, логистические схемы, сценарии, дорожные карты — всё то, что я рассматривал в коротком ликбезовском тексте (см.: «Небольшой ликбез»). Но не только это, но и пустые декларации, набор лозунгов, идеологическую популистскую трескотню тоже называют планом. «Есть ли у вас план, мистер Фикс?»

Вот Николай Кацук заявил, что у него нет плана, я на него за это наехал, хотя он и не мистер Фикс.

При этом понятно, что плана (что бы ни имелось в виду) у Кацука нет и быть не может. У человека, лежащего под кустом в хмызняке на болоте нет даже плана местности, где он улегся. Его кругозор ограничен кустами вокруг (Кацук сам об этом написал). Он даже не может видеть, не притаился ли за соседним кустом волк или другой зверь. План местности можно увидеть, только воспарив над болотом, с высоты птичьего полета. Ну и можно построить такой план в воображении на основе опыта хождения по местности, протоптавши всё болото своими ножками.

Может ли солдат в окопе иметь стратегию победы, будь он семи пядей во лбу? Ну, нет, конечно. Солдат в окопе может иметь план покурить, поменять портянки, почистить ружье, выскочить из окопа, чтоб пописать. Вот и все его планы. Ну, еще он может планировать дезертирство.

Если спросить у солдата в окопе, каков его план, правильный ответ будет таков: «Сидеть и ждать команды». Даже если он планирует дезертирство, он этого не озвучит.

Что значат эти метафоры?

Это значит, что план, о чем бы ни шла речь, функционально привязан к позиции, в которой находится человек. Это функция роли, которую человек исполняет.

Генерал в штабе так же хочет курить, как и солдат в окопе. Но от генерала можно ждать и требовать плана, которого невозможно ждать от солдата. Даже если этот солдат разжалованный в рядовые генерал.

План — функция позиции и роли. Генерал, будучи полным дураком, должен и может предложить план наступления или обороны (победы или поражения), солдат, каким бы умным и гениальным ни был, не может этого.

А раз так, раз план — это функция позиции и роли, то начинать анализ планирования в широком смысле слова (когда в планирование включается всё, о чем шла речь в ликбезе) нужно со сценирования.

Нужно расписать позиции и роли и установить отношения со всеми исполнителями этих ролей.

Где, в какой позиции сейчас находится Николай Кацук, у которого нет плана? А в какой позиции находится Валентин Лопан, одобряющий планы Тихановской и НАУ?

А где и в какой позиции Павел Латушко, автор одного из планов, и Светлана Тихановская, освятившая своим именем другой план?

От каждой позиции и роли (это субъекты и действующие лица) нужно требовать и ждать только того, что функционально присуще этой позиции.

Требовать-то можно, но что мы получим в ответ на это требование?

Любая функция может быть выполнена хорошо, а может — плохо.

Это определяется не самой позицией и присущей ей функции, а тем, кто занимает эту позицию и исполняет функцию.

То есть, функция принадлежит действующим лицам, а качество исполнения зависит от исполнителей.

Кто такая Светлана Тихановская?

Она исполняет роль символа революции, она находится в позиции лидера. То есть, генерала, главнокомандующего революцией.

Есть несколько людей, зацикленных на биографии Светланы Тихановской. Они категорически отказываются видеть в ней нечто иное, чем домохозяйку, мать двоих детей, жену политзаключенного. Таковы, например, Марина Рощина, Иван Рак и многие другие. Включая сексиста Лукашенко и Ермошину.

Нет ничего глупее такой слепоты.

Эта особенность примитивного мышления описана Гегелем в популярной статье «Кто мыслит абстрактно».

Лидеры мировых держав принимают Тихановскую как лидера беларусской революции, а Рощина и Ермошина думают только о котлетах, которые та готовит своим детям, пока муж в тюрьме.

Есть позиция лидера революции и есть человек, занимающий эту позицию.

Может гениальная Рощина сместить Тихановскую с этой позиции, может ли она сыграть эту роль?

Ну, нет, не может.

И Павел Латушко не может.

И Виктор Бабарико не может.

Даже если скинуть Тихановскую с этой позиции, ничего не будет. Позиция останется просто пустой.

У революции не будет лидера, вот и всё.

Тогда зачем Павел Латушко подбивает Степана Путило объявлять его будущим президентом?

Зачем то же самое делают друзья и соратники Виктора Бабарико?

Про Рощину и вопросов нет.

Зачем вы все опустошаете позицию лидера, не имея возможности занять ее сами?

Это работает только на режим.

Правда, Павел Латушко не стремится сместить Тихановскую с этой позиции. Позицию лидера он признает и признает, что никто, кроме Светланы Тихановской, не может сегодня занимать эту позицию.

Он считается с позицией и ролью с действующим лицом.

Но пытается использовать исполнителя этой роли в своих интересах.

У роли, позиции, действующего лица есть функция и назначение, от этой функции действующее лицо отстранить нельзя (Отелло будет душить Дездемону в любом спектакле, кто бы из актеров ни играл роль Отелло, и даже не пытайтесь отговорить актера пощадить Дездемону).

Но вот выпить пивка после спектакля актера уговорить можно. Можно даже в компании с актрисой, игравшей задушенную Дездемону.

Так вот, в штабах нашей революции сейчас находятся неграмотные люди, они не различают действующих лиц и исполнителей, не различают позиции и роли от тех, кто эти позиции занимают.

Что делать в этом случае?

Я могу предложить сценарный план, расписать все актуальные позиции в нашей сложной ситуации.

  • Основа сценарного плана — ситуация политического кризиса, о котором даже не упоминается ни в одном из озвученных планов. Есть, правда, в одном из вариантов совершенно бессмысленная фраза: «Лукашенко превратил свой личный кризис в кризис целой страны».

Уже эта фраза показывает, насколько авторы предложенного плана не понимают сути дела, не понимают нерва ситуации и драмконфликта в сценарии.

  • На описание политического кризиса нужно наложить позиционную схему, расписать «кто есть кто» в политическом кризисе 2020-2021 годов.

Главное — не путать действующих лиц и исполнителей, не принимать актера, играющего Гамлета или Чапаева, за самого Гамлета и Чапаева.

Чапаев всплыл в памяти с его сакраментальным вопросом: «Где должен быть командир на боевом коне?»

Так вот, расписывая позиции и роли действующих лиц, нужно правильно расположить их на плане, на карте.

А для этого одного сценария мало.

Потому, что каждый раз, в зависимости от новых обстоятельств, действующие лица перемещаются.

И Чапай в атаке скачет — в одном месте, в отступлении драпает — в другом и в обороне — в третьем.

Так же и Тихановская.

Где должна быть Тихановская на боевом коне? (Про остальных действующих лиц отдельный разговор.)

Где она была вчера, где она сегодня и должна быть завтра?

Ну, об этом в другой раз. Впрочем, я и раньше об этом говорил и писал.

Читать и комментировать в Фейсбуке

  

Теория относительности

Анекдот.

Прапорщик — солдатам:

«Великий русский ученый Эйнштейн придумал теорию относительности и объединил пространство и время.

А мы с вами, русские солдаты, будем претворять теорию в практику — будем копать канаву от забора и до обеда».

Этот анекдот вспомнился мне, когда я увидел эту картинку, которую слили за две недели до публикации «Стратегии победы беларусов».

Но добила она меня именно после публикации, потому что она была подписана так: «И мы прошли больше половины».

Так нельзя.

Но это сразу видно только тому, кто умеет читать схемы. А я уже встречал высказывания людей, которые поверили, что мы прошли больше половины.

Но мы не дошли до половины, мы отброшены назад, потому что двигались по принципу: «два шага — налево, два — направо, шаг — вперед и два назад».

На географических картах нет времени, они статичны. Но то, что на них изображено, меняется со временем.

И изменения можно зафиксировать только на новой карте.

Политическую карту мира в ХХ веке приходилось перерисовывать раз в десятилетие, даже чаще. Менялись границы государств, одни государства появлялись, другие исчезали с карты мира.

Физическая карта меняется медленнее, но меняется. В годы моего детства на картах присутствовало целое море, которого теперь уже нет — Аральское море. Но и тут было недоразумение: это не море, а озеро, хоть и большое. И оно исчезло, сначала на Планете, а потом и с новых карт.

Карты и схемы нужно уметь рисовать, неправильное рисование вводит в обман. Это не просто ошибки схематизации, но именно обман.

Есть много функционально неграмотных, неумеющих читать географические карты, и это при том, что такому умению учат еще в начальной школе. А уж умение читать любые схемы является редким искусством.

Вот несколько ошибок этой схемы, вводящих неумеющих ее прочесть в обман.

  • На схеме изображены не ШАГИ, а СОБЫТИЯ. А это — «две большие разницы».

Шаги кто-то делает. Или не делает. Нужен шагающий.

А события происходят или не происходят.

Два события, помеченные на этой картинке, произошли, они были и уже стали историей. Это «Выборы» 9 августа (не выборы, а «выборы», сорванное мероприятие) и протест улицы.

Третье событие — делегитимизация Лукашенко и легитимизация Светланы Тихановской — является спорным.

Да, Лукашенко утратил легитимность, как юридическую, так и в глазах общества. Юридическую легитимность утратил еще в 1999 году, а уж после 9 августа ее и не вернуть никогда. Но легитимность в общественном мнении (де-факто) он пытается вернуть.

Юридической легитимности Светлана Тихановская не получила.

У нее революционный мандат, она — лидер протестов. В этом качестве она признана во всем мире. Но это временный и очень неустойчивый мандат. Им можно было воспользоваться на волне протестов, чем дальше, тем меньше это мандат чего-то стоит.

Номером 4 обозначено даже не событие, а некий процесс, без начала и конца. И никому не известно, идет ли наращивание ресурса или же желаемое выдается за действительное.

Ну и номером 5 обозначено событие в неопределенном будущем: «Переговоры и уход Лукашенко, выпуск политзаключенных и возвращение Светы домой». И дальше без номера — «Выборы».

На сайте убрали лишние слова из схемы, осталось только слово: «переговоры».

Для полной ясности я разобью подпись к воображаемому событию номер 5 на отдельные эпизоды: «переговоры», «уход Лукашенко», «выпуск политзаключенных», «возвращение Светы домой».

Можно было бы и не обращать внимания на эти эпизоды, раз уж они исчезли из схемы, но пока они были, остается вопрос последовательности событий:

  • Света возвращается после переговоров? А смысл?
  • Уход Лукашенко до выпуска политзаключенных? Тогда с кем переговоры?

В моей дорожной карте строгая последовательность шагов и этапов, а здесь просто случайный набор произошедших событий (прошлое), интерпретации места «Мы здесь» (настоящее) и воображаемый уход Лукашенко (будущее).

Всё в куче.

  • Мы не там, где указано на схеме. Мы за эти месяцы не только не прошли половину, мы откатились назад. Начинали с политического кризиса, вызванного срывом «выборов», а оказались в... Об этом в другом фрагменте.

Это очень важно — точно определить, где мы сейчас. Но для этого эта схема не годится, всё надо перерисовать.

  • На схеме еще есть некая дуга, объединяющая три события, названная «Давление».

Не стану ее интерпретировать.

Скажу о другом давлении. Больше двух месяцев (даже еще больше) я давил на нескольких участников клуба Тихановской, членов НАУ и КС с требованием представить план.

Предлагал свой вариант.

Предлагал его улучшить и опубликовать улучшенный под своим авторством.

Еще предлагал разделы дорожной карты и вопросы, ответами на которые эти разделы могут быть наполнены.

Мои предложения и давление возымели действие.

Правда, вместо улучшения, ОНИ ухудшили предложенный вариант.

На вопросы ответили без понимания сути дела, бессодержательными лозунгами.

Но ОНИ красивше всё нарисовали. И слова подобрали простые, чтобы быть доступнее.

Эта простота — хуже воровства.

Можете считать мою критику придирками шибко грамотного любителя схем и принять такой план.

Так бывает.

У меня плохо с музыкальным слухом и музыкальной грамотностью. Я не слышу того, как кто-то сфальшивит в оркестре, даже если исполняется музыка, которую я люблю.

Люблю и слушаю.

Если музыкальный эксперт рассказывает, где кто-то сфальшивил из скрипачей или саксофонистов, мне это не важно. Даже не интересно.

Но это не музыка.

Это документ, который может повлиять на чью-то жизнь или смерть, стоить кому-то свободы, вынудить кого-то покинуть страну, потерять работу.

И уж точно этот документ меняет вероятность нашей победы. Мы ближе к победе теперь или удаляемся от нее?

Продолжаем «копать от забора и до обеда»?

В таких вещах нельзя допускать ФАЛЬШИ!

Но кто сфальшивил?

Выше я выделил местоимение «ОНИ».

Кто это ОНИ?

План анонимный, претензии предъявить некому.

И это отвратительно.

Не терплю безответственности.

Читать и комментировать в Фейсбуке

  

Почему мы еще не победили?

Прежде чем закончить критику «Стратегии победы беларусов» клуба Светланы Тихановской, я предложил своим читателям сравнить два высказывания:

  • «Если мы всё делаем правильно, почему мы до сих пор не отстояли свою победу?»
  • «Почему мы еще не победили?»

Первое выражение взято из текста «Стратегии...».

Второе — просто вопрос. Я задаюсь этим вопросом с... наверное, с июля прошлого года.

Итак!

I. Модальность, совершенный и несовершенный вид глаголов, действительное и сослагательное наклонение.

Разумеется, те кто умеет читать (действительно умеет), сравнили и отметили главное различие в этих двух высказываниях.

В первом высказывании победа употребляется в действительном залоге, как нечто уже состоявшееся, как то, что нужно отстаивать, а не добиваться: «не отстояли свою победу».

Во втором высказывании совсем другая модальность. Победы нет: «мы еще не победили».

Что следует из такого различия?

Если второе высказывание верно, то в первом высказывании желаемое выдается за действительное. А это обман.

А если верно первое высказывание?

Но ведь это легко проверить эмпирически. Если мы одержали «свою победу», то должны быть какие-то признаки этой победы.

Где они? Какие признаки победы можно увидеть?

Я не вижу.

Ну, ладно я, может быть, я слеп и глух.

Но весь дальнейший текст «Стратегии...» говорит о том, что никакой победы нет. То есть, авторы сами себя опровергают.

II. Местоимения, управление словами, как одни слова могут менять смысл других слов и высказывания в целом.

В одном комментарии отмечено то, что прямо не содержится в высказываниях, но может быть получено в интерпретации.

Это связано с притяжательным местоимением «свою победу».

Имеется в виду победа Тихановской на «выборах».

Это существенная интерпретация.

Возможно, Тихановская победила на тех «выборах» и имеет полное право говорить о «своей победе». Тогда это должно звучать так: «Почему мы не отстояли МОЮ победу?» Не «нашу», а именно «МОЮ».

Это ведь совсем другое дело.

МЫ должны отстоять ЕЕ победу.

Я даже соглашусь с такой постановкой задачи.

И тогда я знаю ответ на вопрос «Почему не отстояли?».

Потому, что на мошеннических «выборах» победить нельзя. Эти «выборы» — чистое мошенничество.

Об этом я говорил, кричал, начиная с ноября 2019-го и по май 2020-го.

Эти «выборы» можно только сорвать.

И мы сорвали эти «выборы».

Это НАША победа. Наша, а не Тихановской.

Если с этой стороны рассматривать высказывание, то оно должно звучать так:

«Почему мы не смогли воспользоваться маленькой победой, чтобы добиться большой и окончательной?»

Да потому, что ошибались в большинстве своем. Кто-то кричал о победе Тихановской на «выборах», требовал ее инаугурации, считал ее президентом.

Ну, это же очень глупо.

Нельзя победить на мошеннических «выборах».

Нельзя победить на сорванных выборах.

ВЕЩИ НУЖНО НАЗЫВАТЬ СВОИМИ ИМЕНАМИ!

Если слова утрачивают свое значение, народ теряет свою свободу.

Нам нужна НАША победа. И мы еще не победили.

А можем?

Конечно, можем.

И победим, но для начала нужно называть вещи своими именами, а не врать. И все слова важны, не только имена существительные, но и местоимения, которые могут в корне менять смысл слов. И хорошие слова превращаются во вранье.

III. Сложноподчиненные предложения и логические манипуляции.

Если..., то... Если мы не победили, то почему? Резонный вопрос.

И так он поставлен во втором высказывании.

И можно продолжить:

«Если всё еще не победили, то потому, что что-то делаем неправильно».

А вот в первом высказывании всё перевернуто с ног на голову:

«Мы делаем всё правильно».

Нет, впрямую это не утверждается.

(Впрямую это утверждается в следующем абзаце «Стратегии...»: «Мы всё делаем правильно и поэтому продвинулись так далеко».)

Остается пространство для сомнений:

«Если мы всё делаем правильно, то...».

А что, бля, если нет?

Что если мы всё делаем неправильно?

Ну, прочтите это высказывание еще раз, внимательно:

«Если мы всё делаем правильно, почему мы до сих пор не отстояли свою победу?»

Какая часть предложения — главная, а какая — подчиненная?

Разбирать можно грамматически, логически и содержательно.

К грамматике претензий нет.

К логике есть. И к содержанию есть.

Логически правильно было бы заключить:

«Если мы не отстояли победу, то что-то делали неправильно».

И это правильно. Раз делали неправильно, то правильно было бы разобрать и проанализировать эту неправильность, поработать над ошибками.

С содержательной стороны мы уже разобрали высказывание в пункте I. Победы нет.

А нет победы, нечего юлить и выкручиваться.

Нужно разбираться с тем, что МЫ делали НЕПРАВИЛЬНО.

Нужно?

Кому нужно?

Мне не нужно. Если бы я был Людвигом Витгенштейном, если бы у меня было время заниматься языковыми играми в жанре лингвистического позитивизма и аналитической философии, я продолжил бы читать текст «Стратегии победы беларусов», выискивать там всяческие несуразности, смаковать семантические и логические выкрутасы, демонстрировать логическую изощренность в выискивании ошибок.

Но я не буду этого делать.

Весь остальной текст состоит из правильных и содержательных слов, но соединение этих слов таково, что весь текст лишен смысла. Обычная идеологическая пустышка.

* * *

До этого места — написанный мной текст укладывается уже в три страницы вордовского документа, 75 абзацев, 138 строк, 784 слова, 4478 знаков без пробелов, 5236 с пробелами.

И это я всего лишь разобрал сравнение двух высказываний из 19 слов.

Сколько потребуется на логико-лингвистический анализ всего остального текста «Стратегии...»?

Меня постоянно упрекают, что я пишу многа букафф.

Да, много.

Вы думаете, я не могу коротко?

Могу.

И я уже несколько раз коротко характеризовал всё это:

  • Текст бессмысленный. Даже идеологическую функцию мотивации и вдохновления масс он не выполняет, руководством к деятельности служить не может, своему названию «Стратегия...» не соответствует.
  • Люди, которые его писали, занимаются не своим делом. Создают симулякры, фиктивно-демонстративные продукты (ФДП), имитируют бурную деятельность. К самой Тихановской это не относится. Но то, что она поставила свое имя под этим текстом, показывает беспомощность ее команды.

Но нет никакого смысла в краткости.

Кратко можно высказать истину, а можно любую глупость.

И в кратком выражении почти никто не сможет отличить истину от глупости.

Всё требует аргументации и доказательств.

Я умею читать, анализировать и понимать.

Я при беглом прочтении вижу смыл или бессмыслицу.

Но такое умение достигается годами упорной работы и тренировки.

Большинство наших экспертов, политиков, включая авторов этой «филькиной стратегии», такой работой себя не обременяют и такой тренировки не имеют.

Хуже того, пока эксперты, политологи и политики заняты обсасыванием каждого слова в речах Лукашенко на позорном съезде бессловесных винтиков его вертикали, им просто некогда читать и понимать то, что исходит от КСТ, НАУ, КС других Цепкало с Макаром.

Это всё принимается без критики только потому, что это же НАШИ, свои, их нельзя критиковать и дрючить, это же вредит нашему общему делу!

Вредит «отстаиванию своей победы», т.е. того, чего нет.

Вот поэтому политики толкут воду в ступе.

А нам нужно ПОБЕЖДАТЬ, поэтому придется начинать всё сначала.

С чего нужно начинать?

Начинать нужно с анализа ситуации. Деятельностной ситуации.

Неверная оценка ситуации с неотвратимостью ведет к поражению.

И этот анализ уже проделан, но утоплен в информационном шуме, в бессмысленных коротких и многобуквенных текстах, без смысла и толка. А поскольку ситуация постоянно меняется, анализ ситуации должен вестись непрерывно.

Даже в этой бессмысленной «Стратегии...» есть слова и выражения, которые были осмысленными четыре-три месяца назад, даже два. Но утратили свой смысл сейчас, поскольку авторы два месяца занимались ухудшением исходного текста.

Чтобы услышать и уловить смысл, нужно перестать слушать и воспринимать шум и трескотню эфира.

Нужно слушать и читать только содержательные сообщения, тексты и документы.

Читать и комментировать в Фейсбуке

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Другие публикации