Почему в Беларуси спорят о правильной дате Дня независимости

02.07.2019
Александра Богуславская, Deutsche Welle

3 июля как День независимости прижился в массовом сознании беларусов. Но эксперты считают, что есть еще сразу пять дат, которые подошли бы для празднования этого дня.

Выбор даты празднования Дня независимости — еще одно основание для споров в беларусском обществе. Кроме официальной даты 3 июля, приуроченной ко дню освобождения Минска из-под оккупации нацистской Германии, в публичной дискуссии в Беларуси звучат еще как минимум пять дат, которые могут стать альтернативными днями независимости.

3 июля — независимость или память о войне?

В 1992-1996 годах День независимости в Беларуси официально отмечался 27 июля — по дате принятия Декларации о государственном суверенитете в 1990 году. Но через два года после победы на президентских выборах, в 1996 году, Александр Лукашенко инициировал референдум, по результатам которого праздник был перенесен на 3 июля — дату освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков в ходе операции «Багратион» в 1944 году.

На том референдуме Лукашенко также значительно расширил свои полномочия и разогнал старый парламент, заменив его подконтрольным Национальным собранием.

Директор института «Политическая сфера», политолог Андрей Казакевич в интервью Deutsche Welle сказал, что перенос Дня независимости был использован для привлечения внимания к более важным вопросам референдума об изменении Конституции Беларуси:

«Основной идеологический посыл власти на тот момент был связан с обращением к советскому прошлому Беларуси, вопрос о 3 июля должен был мобилизовать электоральную поддержку, ведь образ войны был узнаваем и эмоционально близок для большинства населения страны».

Поэтому 3 июля сейчас и отвечают соответствующим образом — военным парадом.

Еще пять дней независимости

Отказаться от даты 27 июля беларусам было несложно — она не имела серьезного эмоционального содержания и скорее, наоборот, ассоциировалась с кризисом, считает политолог:

«Более того, как только дата 27 июля стала праздником в 1990 году, она столкнулась с конкуренцией со стороны Дня Воли (25 марта, день провозглашения независимости Беларусской Народной Республики в 1918 году. — Прим. ред.), который сторонники независимости Беларуси считали более значимым и важным».

Кроме того, в общественной дискуссии Беларуси фигурируют и другие даты, которые можно «назначить» днем независимости Беларуси: провозглашение независимости Беларуси 25 августа 1991 года, переименование БССР в Республику Беларусь 19 сентября 1991 года, а также годовщина победы войска Великого княжества Литовского над войском Великого княжества Московского, одержанной 8 сентября 1514 года. Однако дискуссия о «правильной дате» Дня независимости ведется сейчас только в очень узком кругу людей, среди историков, общественных деятелей и активистов, в то время как большинство людей о них не помнит.

3 июля прижилось в сознании беларусов

На символическом уровне выбор даты 3 июля как Дня независимости Беларуси выглядит странно, считает старший аналитик Центра европейской трансформации, социолог Оксана Шелест:

«День освобождения города Минска от немецких оккупантов и День независимости Республики Беларусь — эти два события довольно сложно идейно увязать между собой и найти реальную историческую связь».

Однако ход с 3-м июля оказался удачным и прижился в массовом сознании беларусов. Так, опрос, проведенный Беларусской аналитической мастерской (БАМ) под руководством социолога Андрея Вардомацкого в 2018 году показал, что сегодня беларусы ассоциируют с Днем независимости, прежде всего, 3 июля — эту дату выбрали 52,6% респондентов.

Оксана Шелест делает предположение, что причиной позитивного восприятия беларусами даты 3 июля, кроме всего прочего, является удачная календарная привязка — купальский период — время, которое традиционно в беларусской культуре отводилось на праздники:

«Поэтому для большинства беларусов 3 июля стало просто обычным летним праздничным днем — с понятием независимости он для них никак не связан. Символические вопросы этой даты волнуют немногих», — говорит социолог.

Какая дата объединит беларусов?

На этот вопрос пыталось ответить исследование «Потенциал солидарности в беларусском обществе», в котором анализировалось, как беларусы воспринимают две знаковые даты — День воли и 3 июля. В итоге было обнаружено, что обе даты не провоцируют разделение общества, и, более того, 3 июля — один из наиболее беспроблемных маркеров для населения Беларуси. Социологи пришли к выводу, что дата 3 июля обладает довольно высоким потенциалом солидарности, но для ее актуализации необходимо будет повышать значимость для людей отмечаемого в этот день события.

День Воли, как альтернативный символ независимой Беларуси, по результатам исследования, не получил такую эмоционально окрашенную поддержку, как 3 июля. Однако, по мнению политолога Андрея Казакевича, День Воли — определенно фаворит в общественных дискуссиях:

«Празднование 100-летия БНР в 2018 году показало, что только 25 марта является альтернативным Днем независимости, который имеет существенное идейное и эмоциональное содержание для заметной части беларусского общества».

Андрей Казакевич считает, что теперь главный вопрос состоит в том, куда дальше пойдет общественная дискуссия:

«Для понимания проблемы с датой Дня независимости следует обращать внимание не только на текущее общественное восприятие, которое в значительной степени зависит от позиции государства. Важное значение имеют также и дискуссии в интеллектуальной и политической сфере, где проблема развития беларусской национальной идентичности сохраняет свою актуальность и где формируются альтернативные подходы развития беларусской нации и общества».

Переосмысление Дня независимости с учетом реальной истории беларусской государственности является частью этого процесса, резюмирует политолог.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!


Другие публикации